Обновления сайта

    12 июля 2018

    На страницах «Интервью с самой собой» опубликована новая заметка «Далёкое близкое Ширяево»!

    Архив обновлений

    Подписка на новости

    Александр Алябьев

    Второй концерт цикла — «Соловей мой, соловей», посвящённый А. А. Алябьеву состоялся 22 ноября 2017 года в Казанском музее Е. А. Боратынского.
    Видео - Алексей Липовецкий.
    Всупительная часть к концерту - рассказ о Пущинской усадьбе, связанной с жизнью А. А. Алябьева.
    Фотографии с концерта "Соловей мой, соловей", посвящённого А. А. Алябьеву.
    Фотографии Алексея Липовецкого.

    А здесь сценарий, по которому прошёл этот вечер. Предлагаем и вам воспользоваться им при подготовке к вечеру, посвящённому А. А. Алябьеву!

    Автор сценария — Алексей Гомазков.



    Не говори, любовь пройдёт (Дельвиг)

    Александр Александрович Алябьев родился 4 августа 1787 года в семействе родовых дворян в городе Тобольске, где его отец Александр Васильевич служил вице-губернатором.
    Тобольск тогда был административным центром Сибири, будучи в то же время вратами в мрачное изгнание, одним из главных этапов суровой ссылки. Самое первое упоминание о композиторе принадлежит как раз ссыльному, а именно А. Н. Радищеву, которому губернатор разрешил, по пути в острог в 1790 г., задержаться в Тобольске на целых семь месяцев, за что получил потом выговор от начальства. В своем письме писатель рассказывает: «Говоря о построении города, не могу не рассказать то, что слышал о бывшем здесь два года назад пожаре, которой истребил лучшия 4/5 частей города. Всех больше потерпел здешний губернатор. Счастливым себя почитал тем, что осталась в доме его овчинная шуба, в которую кутали трех его детей при случившейся тогда холодной погоде». Среди этих детей был и восьмимесячный Саша. Драматично началась его жизнь, драматично и складывалась.
    Когда Саше было девять лет, семья Алябьевых покинула Тобольск, и вряд ли кто мог предположить, что через несколько десятилетий Алябьеву придется не по своей воле вернуться в город детства, а пока — с ним оставались лишь воспоминания.

    Воспоминания (Жуковский)

    Алябьев получил хорошее домашнее образование и с детских лет приобщился к занятиям музыкой. В 1796 г. семья Алябьевых переехала в Петербург, где начались серьезные занятия музыкой у знаменитого педагога И. Г. Миллера, у которого обучались композиции многие русские и иностранные музыканты. С 1804 г. Алябьев живет в Москве, продолжая образование в Благородном пансионе Московского университета, где занимается игрой на фортепиано и теорией композиции, и здесь же в 1810 г. были изданы его первые сочинения.
    В 1812 Алябьев вступил добровольцем в армию, участвовал в Отечественной войне 1812 и заграничных походах русской армии в 1813–14. Воевал гусаром. В армии Алябьев знакомится с А. С. Грибоедовым, с которым будет в дальнейшем очень дружен, и с Денисом Давыдовым, в чьём отряде принимает участие в штурме Дрездена и получает ранение. Также сражается под Лейпцигом, на Рейне и берёт Париж.

    Верность до гроба (Жуковский)

    В 1823 Алябьев вышел в отставку в чине подполковника «с мундиром и полным пенсионом». Живя попеременно в Москве и Петербурге, он сблизился с артистическим миром обеих столиц. Алябьев участвовал в концертах как пианист и певец (у него был красивый тенор), много сочинял и все больше завоевывал авторитет у музыкантов и любителей музыки.

    Я вас любил (Пушкин)

    В 1822 г. в Петербурге и Москве с большим успехом состоялись постановки его первой оперы «Лунная ночь, или Домовые» и написанной в сотрудничестве с А. Н. Верстовским оперы-водевиля «Новая шалость, или Театральное сражение». В 20-е гг. на сценах московских и петербургских театров появляются водевили с музыкой Алябьева «Деревенский философ» и «Путешествующая танцовщица-актриса, или Три сестры-невесты».

    Желание (Н.Н)

    Но драматическое происшествие 24 февраля 1825 года изменило всю жизнь музыканта. Как-то раз за картами Алябьев уличил одного из игроков, своего знакомого помещика Времева, в нечестной игре. Это было поводом для дуэли, но Времев от поединка отказался, сам обвинив Алябьева в шулерстве. Даже меньшего вспыльчивый Алябьев никому не спускал. Он ударил Времева, который через несколько дней скончался — по заключению врачей, от разрыва селезенки. И хотя Времев все эти несколько дней был на ногах, его видели во многих местах, чего при разорванной селезёнке быть никак не могло, а, следовательно, смерть его наступила вовсе не по причине стычки за картежным столом, Алябьева обвинили в убийстве, было заведено уголовное дело.
    — Слава Богу, что сенатор N и князь NN преставились неделей раньше, — с иронией сказал Алябьев следователю. — А то сидеть бы мне еще и за этих…

    Два ворона (Пушкин)

    На суде не было доказано, что смерть Времева произошло от побоев, однако почти три года провел Алябьев в тюрьме. Хлопотами друзей в его камеру было установлено пианино, и он продолжал сочинять музыку, может быть, даже более интенсивно, чем обычно. И именно там он пишет своего знаменитого «Соловья», к которому мы вернёмся чуть позже.
    Будучи до заключения своего кутилой, ловеласом и отчаянным картежником, оказавшись в камере-одиночке, бывший светский баловень занялся единственно возможным теперь для него делом — стал сочинять музыку и из дилетанта довольно скоро превратился в одного из самых знаменитых русских композиторов.
    — Русскому таланту и тюрьма — на пользу! — как-то сказал по этому поводу Верстовский.
    — Передайте ему, что рядом со мной полно пустых камер, — с грустной усмешкой отозвался Алябьев, узнав об этом.
    Не будь у Алябьева возможности творить — кто знает, как бы перенёс он своё несправедливое заключение.

    Вечерний звон (Козлов)

    1 декабря 1827 года Александр Александрович был приговорен к ссылке «на родину» в Тобольск.
    Приехав в Тобольск, Алябьев узнал, что женщина, которую он любил, вышла замуж за другого.
    — Что ж, — не без язвительности отозвался он,- она — не жена декабриста…
    — Но ведь и вы, сударь, попали в Сибирь не за то, что вышли на Сенатскую площадь… — напомнил ему собеседник.
    В Тобольской ссылке Алябьев жил в приходе Захарьевской церкви, где ему вменялось регулярное покаяние.

    Уныние (Глебов)

    Однако, долго пребывать в унынии деятельному Алябьеву было не по характеру. В Тобольске он организовал оркестр «казачьей музыки», руководил симфоническими и хоровыми концертами, выступал как дирижёр и пианист. К этому времени относятся широко известные романсы Алябьева и ряд оркестровых произведений.
    Он давал концерты, его часто приглашали на вечера в лучшие дома.
    Когда какой-то благонамеренный родственник напомнил жене оренбургского губернатора Тимашова, что Алябьев — сосланный преступник и не стоит оказывать ему такие знаки внимания и расположения, решительная губернаторша ответила:
    — Дорогой мой, я полагаю, что России повезло, что у нее есть такие преступники. Вдвойне же повезло Сибири и Уралу, куда этих негодников сослали и где благодаря им наконец возникло культурное общество…
    Жизнь продолжалась и порой была не лишена радостных минут.

    Весёлый час (Майков)

    В 1831 году Алябьев с большим трудом добился «высочайшего соизволения» на «пользование» Кавказскими минеральными источниками для поправления здоровья. Поездка на Кавказ не изменила социального положения Алябьева, он по-прежнему ссыльный и по-прежнему находился под надзором местных властей. Он жил в Ставрополе, затем переехал в Пятигорск, и всюду много работал: там было положено начало новому большому этапу в творческой деятельности композитора — его занятиям музыкальным фольклором. Алябьеву принадлежат первые в России обработки песен — русских, украинских, цыганских, народов Заволжья, Средней Азии и Кавказа, и собственные сочинения в народном стиле.

    Очи мои, очи (Черкасов)

    В этот период произошла новая встреча Алябьева с возлюбленной его молодости — Екатериной Александровной Офросимовой — урождённой Римской-Корсаковой, дом которой на Страстной площади в Москве, помнивший Пушкина, Грибоедова, Дениса Давыдова, считался одним из прототипов дома Фамусова. Еще до 1825 года Алябьев ухаживал за Екатериной Александровной, познакомившись с ней на одном из балов. Между ними начался роман, который прервался после ареста Алябьева. Ее образ вдохновил композитора на создание одного из лучших лирических романсов «Я вас любил» на стихи Пушкина, уже прозвучавший. И следующий романс также посвящён ей.

    Я вижу образ твой (Бистром из Гёте)

    Екатерина Александровна в момент их новой встречи уже была замужем за достойным человеком, владельцем Пущинской усадьбы под Москвой — полковником Андреем Павловичем Офросимовым. Надо отдать должное всем троим: речи о том, чтобы оставить мужа, быть не могло, но Алябьев и Офросимова больше уже не прерывали своего общения. Новая-старая любовь зрелого Алябьева наполнила его творчество новыми — подчас лирическими, подчас трагическими красками.

    Нищая (Ленский из Беранже)

    В 1839 году муж Екатерины Александровны скончался, и 20 августа 1840 года Алябьев обвенчался с Офросимовой. Она писала: «Я вступила в супружество с Алябьевым уже во время его несчастия, не увлекаясь никакими житейскими выгодами, и одно только чувство любви и уважения к его внутренним качествам могло ободрить меня на такую решимость».

    Незабудочка (Вяземский)

    Часто будучи вдали от своих близких — и не по своей воле, Алябьев, конечно, с особым пиететом относился к такому значимом в России учреждению, как почта.

    Почтальон (Гребёнка)


    Несмотря на самые драматические повороты в своей судьбе, Алябьев оставался человеком весёлым и остроумным. Доказательством тому — не только смешные водевили с его музыкой, но и некоторые его романсы.

    Пахитос (Мятлев)

    Алябьевым написано свыше 160 песен и романсов, из которых наибольшей популярностью пользовался и пользуется, конечно, «Соловей», чей триумфальный успех породил огромное количество переложений для самых разных инструментов (скрипки, виолончели, гитары, арфы), ансамблей и оркестров. Глинка и сам Алябьев сделали переложения для голоса и хора с оркестром. На мотив его Гурилевым написан котильон и полонез, Ф. Листом — две транскрипции для фортепиано, музыка романса включена в балет «Конек-горбунок» композитора Пуни, есть романсы-посвящения «Соловью».
    Сам Алябьев, чувствуя особую роль этого романса в своей судьбе, возвращался к образу соловья в своём творчестве многократно, в чём мы ещё сегодня убедимся.
    Впервые алябьевский «Соловей» был исполнен Петром Александровичем Булаховым (отцом композитора Булахова) в Большом театре 7 января 1827 года — ещё один юбилей в этом году! А самой известной до сих интерпретацией этого шедевра является версия знаменитой немецкой певицы Генриетты Зонтаг. Но сейчас мы будем слушать оригинал.

    Соловей (Дельвиг)

    Алябьев с женой жили в Коломне под Москвой, а в 1843 году им, наконец, разрешили вернуться в Москву и жить в ней, но с унизительным условием не появляться на публике. Полностью восстановить свой социальный статус Алябьев так и не смог.

    Если жизнь тебя обманет (Пушкин)

    Александр Александрович Алябьев умер 22 февраля 1851 года, Екатерина Александровна пережила его на три года.
    Они были похоронены в Симоновом монастыре на юге Москвы. В 1930 году монастырь был снесён вместе с некрополем. Теперь на месте могил Алябьева и его жены стоит Дворец культуры ЗИЛ — яркий памятник архитектуры конструктивизма в Москве, спроектированный братьями Весниными.
    Хочется верить, что там иногда — в числе прочего — звучат романсы Алябьева, потому что поклониться его памяти можно теперь только так: исполняя и слушая его прекрасную музыку.

    Прощание с соловьем (Кашинцов)

    Здесь можно прочитать статью Юлии Зиганшиной «День с Алябьевым» и посмотреть фотографии памятного дня!