Обновления сайта

    13 февраля 2019

    Читайте новую статью Юлии Зиганшиной «Закулисная история одной программы»!

    Архив обновлений


    Подписка на новости

    Архив рассылки

    Интервью с самой собой

    «Интервью с самой собой» — эта страница о том, о чём никогда журналистам не рассказывала. Не потому, что это секрет, а потому, что они об этом не спрашивали.

    «Закулисная история одной программы»

    13 февраля 2019

    концерты


    Обычно то, о чём я сейчас напишу, оставляют за кулисами. Это рабочие моменты, можно сказать, трудовые будни, о которых зрителю знать не полагается и, наверное, не очень интересно. Но в данном случае я решила поделиться своими волнениями, переживаниями и некоторыми моментами творческого процесса в работе над программой «Мы странно встретились». Работа эта отчасти схожа с детективным расследованием, где много загадок, где случаются удивительные стечения обстоятельств...
    Эта программа посвящена жизни и творчеству яркой звезды прошлых лет — Тамаре Церетели.

    В своё время Тамара Семёновна была одной из самых популярных артисток Советской эстрады. Начала она выступать с романсами в 1919 году, и до окончания (вполне сознательного) своей сценической деятельности дала около 5500 концертов по всей стране. Самыми видными и регулярными её площадками были: Большой театр, Московская консерватория, а начиная с 1924 года, Тамара Семёновна каждый год 1 января открывала сезон в Колонном зале Дома союзов — традиция у неё такая была! А среди её поклонников были Станиславский, Немирович-Данченко, Обухова, Собинов, Козловский, Маяковский, Фадеев, Демьян Бедный и многие другие. То есть, это была звезда первой величины. И тут появляется первая загадка: почему о Тамаре Церетели так мало доступной информации в интернете, в котором сейчас можно найти почти всё, что угодно! Честно говоря, около года назад мне было известно только имя этой певицы, и, может быть, самая малость о ней самой. Сказать, что голос был на слуху, тоже не могу. И сейчас: кого ни спрошу, все говорят, что имя — да, знаю, больше ничего. Кстати, Тамара Семёновна начинала писать мемуары. Но так, увы, и не закончила. А было бы интересно узнать о её жизни и творчестве из первых рук!..
    В моём случае «отношения» с Тамарой Семёновной развивались, с одной стороны, стремительно и непредсказуемо, с другой, как я сейчас это вижу — очень последовательно и планомерно! Год назад мне случайно попалась песня «Цветок»: композитор Петренко, стихи Крахти, поёт Тамара Церетели. Все три имени были для меня новыми. Песня так понравилась, что тут же вошла в мой репертуар. Через полгода мне на день рождения подарили патефон с пластинкой... Церетели! Тут стало понятно, что это — судьба, и Тамара Семёновна обязательно станет «Героиней моего романса»!
    Так и начались поиски информации, которая оказала сь до обидного скудной. Мало того, те сведения, которые были, противоречили сами себе. Например, везде написано, что Церетели родилась 1 (14) августа 1900 года. И вдруг встречаю такие слова: «29 июля — день рождения Тамары Семёновны Церетели. Друзья никогда не забывали об этом, где бы она в этот день ни находилась» (М. Табукашвили «Забытая легенда»). Далее: о первом концерте — где он был? Что в Московской консерватории — это известно. Но в Большом зале или в Малом — не совсем понятно, источники расходятся. Или вот есть две афиши, но какого они года — неизвестно.

    Маленькая исследовательская работа, и выясняется, что первая — 1928 года, вторая — 1927. Это уже мои умозаключения. Рассмотрим первую афишу: есть число и день недели — 19 марта, понедельник. Года нет. Смотрим в календаре: 19 марта понедельником был в 1900 году (Тамара ещё не родилась). 1906 тоже не в счёт. 1917 — Тамара собирается поступать на медицинский факультет Тифлисского университета и о карьере певицы пока не думает, 1923 — только в ноябре этого года она даст в Москве первый сольный концерт, 1928 — по моим наблюдениям, это именно он, потому что следующий такой понедельник приходится на 1934 год, когда Борис Прозоровский уже арестован, а он указан в афише.
    Очень удивил меня в процессе подготовки к программе тот факт, что очень многие — прекрасные! — романсы и песни из репертуара певицы сейчас забыты. Прекрасные, если не сказать великие! Уж в жанре романса — точно! А как иначе, если для Тамары писали лучшие композиторы — два великих Бориса: Прозоровский и Фомин, и многие другие чудесные авторы того времени. А Тамара, в свою очередь, была гарантом того, что произведение станет популярным: даже если не она была первой исполнительницей романса, издатели предпочитали ставить на обложку именно её портрет, потому что так быстрее раскупят тираж. Так почему же не поют романсы из её репертуара?! Думаю, разгадка и в том, что, во-первых, многие произведения не существуют в нотах (в открытом доступе), а во-вторых, записи, которые (слава Богу) остались, порой такого качества, что, увы, не всё можно разобрать. А расшифровка — дело трудное. Я подключила всех близких, которые, прильнув к динамикам, пытались разобрать затёртые временем строчки грамзаписи. Попробуйте и вы: вот какие слова произносит певица на 1:16 и 2:03 минутах? Кстати, сделаете доброе дело: и мне подскажете, и просмотров к этой записи добавите — несправедливо мало их там! Скажу честно: в моём исполнении есть маленький процент отсебятины — там, где так и не удалось расслышать произносимые слова. «Не на сердце кольцо».
    Отдельно остановлюсь ещё на одном открытии — уже чисто творческом. У Церетели удивительный метроритм! То есть, абсолютно ювелирное сочетание темпа, метра и ритма! В романсе, в принципе, ни на что не похожий метроритм — это известно. Но Церетели, на мой взгляд, удалось найти тот особенный романсовый пульс, в котором и должен звучать романс. Скажу откровенно: потребовалась отдельная работа — нащупать и постараться не испортить ту хрупкость, которую создала Церетели. Отдельное слова благодарности скажу своему соратнику — пианисту Максиму Мулину — за его внимание, трепет, тщательное прослушивание записей и в то же время — не копирование услышанного, а поиск своей мысли на заданную тему.
    Вернёмся к Тамаре Семёновне: вспоминаются многочисленные отзывы и газетные статьи о певице, которые удалось обнаружить — все говорят о невероятном чувстве меры и вкусе Церетели! И это правда: она смогла удержаться на той тонкой грани, где романс остаётся свободным, но становится благородным, то есть — произведением искусства. Чуть больше свободы, и романс развалится, станет пошлым. Чуть меньше — потеряет шарм, терпкость и ту неторопливость, которая придаёт романсу масштаб чувств, переживаний и... царственность. Чувство меры! Самое, пожалуй, необходимое для романса чувство и, увы, самое редкое. И в подтверждение моих слов цитата: газета «Северный рабочий», Ярославль, 24 марта 1927 года: «Цыганский жанр, пение — это в некотором роде „хождение по канату“: оно требует от исполнителя особого мастерства и особой чуткости. Неосторожное движение, неосторожный звук — и вместо „жанра“ — самая вульгарная „цыганщина“. Тамара Церетели принадлежит к безупречным исполнительницам. Более того, цыганский жанр в её исполнении приобретает значение настоящего вокального искусства. У певицы превосходное контральто с мягким золотисто-бархатным тембром, выразительные передачи и тот особый вокальный акцент, который так характерен для цыганского жанра и который даётся певице с исключительным чувством меры».
    Ещё одна загадка в этой истории: это авторство некоторых песен и романсов. Главным человеком и композитором для певицы был Борис Прозоровский.

    Тамара так писала о нём: «Всю мою деятельность обусловил Борис Прозоровский, этот замечательный человек и музыкант». Борис Алексеевич много писал для Тамары Семёновны: практически все его романсы, начиная, с момента их знакомства, посвящены ей. Она — его муза и вдохновение. Борис Алексеевич не только пишет сам, но и делает обработки народных песен и романсов других композиторов для Церетели. Вот одна народная песня «Жигули».

    И вдруг мне встречается статья известных исследователей романса Елены и Валерия Уколовых о том, что эта песня (и некоторые другие) принадлежит перу самого Прозоровского! А назвать песню народной — это была уловка для цензуры, чтобы в трудное для романса время дать ему шанс быть опубликованным и исполняемым. И сколько ещё таких загадок таит прошедшее время — неизвестно...
    И ещё одна — самая удивительная, самая важная страница моей «церетелевской» истории.
    В поисках информации я нашла упоминание об очерке Мераба Табукашвили о Тамаре Церетели, вышедшем в 2000 году. Но нигде этой книги найти не смогла. Практически смирилась с ситуацией, что рассказ мой будет кратким и без подробностей. И тут, как это бывает — совершенно случайно, я получаю от судьбы драгоценный подарок на Новый год: 30 декабря мне на сайт пришло письмо от Елены Михайловны Петровой — дочери Михаила Максимова, который написал стихи к знаменитому «Синему платочку»! Именно к тому «платочку», который исполняла Клавдия Шульженко! Клавдия Ивановна — давно и навсегда «Героиня моего романса», и получить такую весточку — это бесценно! Я сейчас читаю книгу, подаренную мне её авторами — Юрием Кружновым и Еленой Петровой «СИНИЙ ПЛАТОЧЕК лейтенанта Максимова» и когда-нибудь обязательно расскажу всю эту чудесную историю подробно! А в наших телефонных разговорах Елена Михайловна однажды сказала: «Юля, дайте мне задание! У меня хобби: искать в интернете труднодоступную информацию». А надо сказать, что Елена Михайловна старше меня, и скажу вам честно, её увлечение меня поразило — быть с компьютером и интернетом на «ты» не каждому по плечу, например, мне. И я рассказала Елене Михайловне о книге, которую ищу. И она нашла мне этот очерк! Причём, выяснилось, что их было два: один вышел в сокращённом варианте в 1975 году, а второй — более подробный, действительно, в 2000 году, к столетию певицы! Елена Михайловна подняла на ноги и Санкт-Петербург, и Тбилиси, и нашла мне эти бесценные книги! Таким чудесным образом я смогла рассказать о Тамаре Семёновне много интересного, как мне думается и верится!
    Этот вечер-концерт состоялся в Казани, скоро состоится в Москве.
    Главное, о чём пишут все, кто знал Тамару, что становится очевидным, когда узнаёшь о Церетели более подробно, и о чём надо говорить постоянно, чтоб все знали и не забыли, это то, что певица спасла жанр романса в очень трудное и, без преувеличения можно сказать, смертельно опасное время для этого нежного и беззащитного жанра. Достаточно вновь вспомнить историю двух великих Борисов: Фомин почти год просидел в тюрьме, а Прозоровский был расстрелян в 1937 году. В силу некоторых обстоятельств Церетели могла себе позволить петь романсы тогда, когда этого делать было нельзя. Конечно, она не одна пела их (и слава Богу), но она выступала на самых престижных площадках страны и оттуда передавала из рук в руки романс — тому поколению, которому уже можно было его петь, от того, которому было нельзя.
    В заключение хочу поделиться зрительским отзывом о прошедшем в Казани концерте — такой отзыв — лучшая награда за труды и старания!
    Наш зритель Надежда пишет: «Зимний вечер. Но в воздухе уже уловимы нотки весны.
    В руках оказывается большой старый альбом в бархатном переплете. Странички его пожелтели, но содержание возможно разобрать. Даже можно услышать запах, исходящий от него, — терпкий, но приятный, с легкой горчинкой. Многое хранит в себе этот альбом. Вот фото с видами Грузии, а вот — карандашный рисунок: Волга и живописные Жигули. Вот пожелтевший исписанный листок, а в нем женской рукой — письмо-заклинание „Помни обо мне“. Среди листков заложен цветок (пунцовой?) розы. Как он сохранился?! А это что? Маленький кусочек газовой косынки...
    Вот фотографии двух людей. Они красивы, благородны, породисты. Красавица-царица Тамара. Он, с внимательным, спокойным взглядом. А общей фотографии нет...
    На некоторых листках капельки. Что это? Дождь? Весенняя капель? Слезы?
    Еще письма-песни. И сложенная в несколько раз старая концертная афиша.
    Закрываешь альбом. Проводишь рукой по мягкой, не подвластной времени обложке. Задумываешься. В этом альбоме — вся жизнь.
    Такое сокровище подарили Вы, Юлия, своим зрителям. Целую жизнь, полную любви, любви, любви и преданности. Низкий Вам поклон! Спасибо

    13.02.2019.

    Далёкое близкое Ширяево

    11 июля 2018

    музей


    Человеку нужны доказательства. В каких-то случаях это оправданно, в других — совершенно излишне. В тех случаях, о которых я напишу, — уместно, порой необходимо для полноты картины, а порой —это просто счастье! Смотришь фильм — хочется прочитать книгу, прочитал книгу воспоминаний, хочется побывать там, где протекает её сюжет, побывал в интересном месте, вольно или невольно цепляешь в информативном пространстве всё, что об этом месте скажут или напишут. И вот тогда картина становится полнее и полнее, появляется ощущение присутствия или даже причастности, и на глазах рождается ЖИВАЯ история, что и есть счастье!

    Несколько лет назад я прочитала книгу Ильи Репина «Далёкое близкое». Для меня стало открытием, что Илья Ефимович очень интересно писал. Причём, писал самобытно, живо, разговаривая... Книга о его жизни. На мой взгляд, самая увлекательная история в этой книге касается его путешествия с друзьями-художниками Фёдором Васильевым, Евгением Макаровым и братом — музыкантом Василием Репиным летом 1870 года.


    Друзья ходили по Волге с целью найти самое живописное место для работы: Репин тогда задумал картину «Бурлаки на Волге», а идея отправиться именно на Волгу была подсказана Васильевым, который говорил Репину, что настоящего бурлака на Неве не встретишь.
    Прекрасное место друзьями было найдено недалёко от Самары, в селе Ширяево. Сейчас в селе целый комплекс музеев, куда входит и крестьянский домик Ивана Алексеева, сдавшего жильё молодым художникам на лето.


    Эти наикрасивейшие места исхожены живописцами километр за километром, в поисках видов, ракурсов, вдохновения!..



    Путешествуя в этом году по Волге на теплоходе, я попадаю в это село, где нам предлагают экскурсию в музей И. Е. Репина. Живая иллюстрация к прочитанному — что может быть лучше!

    Внутри этой истории есть ещё одна: только из этой книги я узнала о художнике Васильеве, которого сам Репин считал лучшим среди них. Увы, недолог был век Фёдора Васильева, очень рано ушёл он из жизни, заболев туберкулёзом. Всю свою короткую жизнь Фёдор Александрович очень много работал и успел оставить для потомков чудесные полотна! Придя в наш Музей изобразительных искусств и увидев картину этого талантливейшего мастера, я обрадовалась ей, как старому другу! Вот ещё один пример истории с продолжением: прочитать о художнике — увидеть его картину в музее!

    Ф. Васильев «Лето. Речка в Красном Селе». Картина из экспозиции Музея изобразительных искусств Татарстана.

    Прохаживаясь по музею в Ширяево, так увлекательно представлять жизнь художников здесь: их быт, непростое общение с местным населением, как ходили они по окрестностям, что видели из окна, как распевали песни. Из книги «Далёкое близкое»: «Сложилось как-то так, что к вечеру, убирая кисти, палитры и прочее, мы всегда что-нибудь напевали. У Васильева был довольно звучный тенор, я подхватывал вторить, брат выводил высокие вариации на флейте; только Макаров, как истинный барин, в совершенстве оправдывал замечание Тургенева: „Нефальшиво поющего русского барина мы еще не встречали“. Но Макаров умно держался: никогда не открывал рта для пения».

    «Шторм на Волге» - картина, созданная Репиным в Ширяево.

    Доброй традицией стало для меня фотографироваться на крыльце памятного дома!


    Репин писал: «Что всего поразительнее на Волге — это пространства. Никакие наши альбомы не вмещали непривычного кругозора». Именно это чувство охватывает и меня теперь, когда я пытаюсь телефоном запечатлеть невообразимую, широченную волжскую красоту!..

    Рисунок И. Е. Репина

    Моя фотография.
    И в заключение мне хочется вспомнить ещё одну цитату из книги Ильи Ефимовича. Как ещё лучше описать момент вдохновенной работы?!
    «- Детки, — говорю я громко, когда почувствовал, что ко мне уже достаточно привыкли, — посидите так смирно, не шевелясь: каждой, кто высидит пять минут, я дам пять копеек.
    Девчонки это сразу поняли, застыли в своих положениях, и я — о блаженство, читатель! — я с дрожью удовольствия стал бегать карандашом по листку альбома, ловя характеры, формовки, движения маленьких фигурок, так прелестно сплетавшихся в полевой букет... Будто их кто усаживал.
    Невольно возникают в таких случаях прежние требования критики и публики от психологии художника: что он думал, чем руководился в выборе сюжета, какой опыт или символ заключает в себе его идея?
    Ничего! Весь мир забыт; ничего не нужно художнику, кроме этих живых форм; в них самих теперь для него весь смысл и весь интерес жизни. Счастливые минуты упоения; не чувствует он, что отсидел ногу, что сырость проникает через пальто (почва еще не совсем обсохла). Словом, художник счастлив, наслаждается и не видит уже ничего кругом...»

    Незабываемый подарок!

    5 июля 2018

    однажды


    Готовился к выходу наш новый альбом. Вернее, уже были готовы и запись, и сведение. Мы ждали заводского тиража.
    Этот альбом (наверное, как и все, но этот более других) мы ждали особенно нетерпеливо: долгое неверие в то, что он вообще может выйти; запись с большим количеством музыкантов, которая длилась почти год; поиск возможностей его издать. А всё дело в том, что это был альбом «Всё она всё она» с переводами мировых хитов на русский язык Алексея Гомазкова. При выпуске любого альбома необходимо отрегулировать авторские права, а сложность этого состояла в том, что мы записали 26 песен, соответственно, нам нужно было найти 26 композиторов и 26 поэтов, живущих по всему миру, либо их правопреемников, чтобы договориться о включении каждой песни в альбом — наше законодательство обязует лично договориться с каждым. А "каждый" может сказать: «Миллион долларов и песня ваша» или «Мой дедушка никому не разрешал петь его песни». Именно поэтому выпуск альбома в принципе мог не состояться.
    Но всё сложилось чудесным образом: выпускать решили в Польше (спасибо нашему польскому продюсеру) — в Польше другая система урегулирования авторских прав: да, тоже деньги, но конкретная сумма и не нужен личный контакт. И спасибо нашим дорогим друзьям, которые поддержали нас материально!
    Для чего я это пишу? Чтобы вам было понятней, насколько мы все были в предвкушении! Сколько нервов, сил, терпения и нетерпения скопилось в нашем ожидании!
    Пик этого состояния пришёлся на август (сразу скажу, что в конце августа альбом благополучно вышел, приехал в Россию и продолжает радовать нас и неравнодушных к нашему творчеству!) А в августе у меня день рождения. Праздновали его на моей любимой базе отдыха, где своя прекрасная компания, далёкая от наших переживаний (ну, в принципе, такого рода волнения вообще никого не должны касаться, кроме непосредственных участников). Так вот, перед праздником я бегаю накрываю дачный стол, в меру нервничаю (это у нас в роду: без нервов не обходится). А тут ещё и Ника — мой верный друг и товарищ — куда-то запропастилась. И вот в назначенный час подходит первая гостья, несёт в подарок арбуз. Говорит приятные слова, а я ничего понять не могу: за арбузом на её футболке мне мерещится обложка нашего альбома. Потом подходят ещё две гостьи. Идут они не спеша, увлечённо заканчивая разговор. И я вижу: на их футболках — тоже мой альбом. И вот вся компания собирается, а я в полном недоумении — на груди каждого — мой альбом. Мне показалось, что я в лёгком помешательстве: докатилась, везде мерещится!
    Оказалось, Ника приготовила мне такой сюрприз: каждого гостя одеть в белую футболку с обложкой будущего альбома! Это было необыкновенным подарком! Стало совершенно ясно: то, что мы так долго ждём, точно скоро станет реальностью! И думаю, Ника таким образом приблизила счастливый момент!

    Вспомнился один концерт!

    10 июня 2018

    однажды


    Вспомнился один концерт!
    Однажды меня пригласили музыкально украсить ХХIII Международную научную конференцию «Математика. Компьютер. Образование.» в Объединённом институте ядерных исследований в Дубне. Как однажды сказал Леонид Серебренников, когда мы выступали в МИДе России: «Чем богаче организация, тем хуже у неё аппаратура». Я не знаю, насколько богата на аппаратуру наша ядерная промышленность, наверное, это военная тайна, но аппаратура в их концертном зале не поддавалась никакой критике: было ощущение,что она старше всей ядерной физики! С большим трудом местный звукорежиссёр что-то примотал скотчем, как-то уговорил стоять стойку, поколдовав, подключил гитару. Мне пришлось петь, не шевелясь, потому что при малейшем движении что-то начинало хрустеть или вовсе могло упасть. Но главное — концерт состоялся, аппаратуру я победила, как-то приспособившись, всё прошло прекрасно!
    После выступления звукорежиссёр — молодой человек — мне говорит: «Я в восторге!» Мне было очень приятно — когда молодые люди восторгаются романсами, чувствуешь, что жизнь проходит не напрасно! И тут он добавляет: «С этой аппаратурой ещё никто не справлялся». Ну что ж, и это комплимент!

    Чудесный подарок!

    28 декабря 2017

    вещи


    Недавно я получила чудесный подарок — Дмитрий Бикчентаев подарил мне комплект из трёх виниловых пластинок Клавдии Шульженко! Кроме того, что это бесценно для меня — всё, что связано с великой певицей, мне нужно и очень дорого — это ведь надо об этом знать, думать и помнить! А нас, о ком Дмитрий Андреевич помнит и заботится, много по всему миру! И это бесспорно ещё один великий талант удивительного человека! Спасибо, Дмитрий Андреевич!

    Привет из прошлого!

    19 декабря 2017

    однажды


    Однажды у меня брала интервью журналистка одного казанского издания. После беседы она (уже не помню как её зовут), подарила книгу — альбом фотографий. Это был год тысячелетия Казани — 2005-й. К юбилею города выпускалось много праздничной печатной продукции, и этот альбом — в их числе. Как и полагается в таких изданиях, там всё было разделено на рубрики: Производство города, Наука, Образование, Люди. И вот, листая этот альбом, я увидела примечательную для меня фотографию «Расклейщик афиш», на которой была и моя афиша! Это очень трогательный привет из прошлого, потому что, во-первых, приятно вспомнить любой концерт — а этот был не простой: презентация нового тогда диска «Ты»; во-вторых, в этой фотографии — Казань моего детства: каменный забор, которого, кажется, уже нет; афиши на заборе (сейчас уже так не вешают), даже мусор на земле: и его уже нет, в Казани сейчас гораздо чище; да и человек — из прошлого. Хотя это уже двадцать первый век, но Казань ДОтысячелетняя очень отличалась от себя самой после 2005 года. И вот на этой фотографии всё наводит на воспоминания!.. Осталось добавить, что концерт этот состоялся 5 октября 2003 года, стало быть, снимок сделан в сентябре. А сам альбом с фотографиями вышел в 2004 году. Автор фотографии мне не известен — все фотографы альбома идут списком.

    Вот и сама фотография!
    И афиша того концерта:

    Дорогой подарок.

    21 августа 2017

    люди


    Очень дорогой сердцу подарок получила я ко дню рождения неделю назад.
    1 апреля 2017 года состоялся последний совместный концерт с Наташей Бродской — она уже много лет была организатором моих московских концертов. Со словами «не брошу же я вас» она помогала ещё с двумя выступлениями в мае. Но первоапрельский «Весна идёт» — был последний, полностью ею организованный мой концерт.
    Мы не были подружками, я мало что знала про её личную жизнь. И после её ухода с удивлением узнавала о ней много нового из воспоминаний других, более близких ей людей. Но мы были друзьями-коллегами. И можно сказать, что мы росли профессионально вместе и параллельно — она в своём деле, я — в своём, помогая и вдохновляя друг друга. Наше сотворчество было в какой-то степени азартным: кто кого больше НЕ ПОДВЕДЁТ. Мы были ответственны друг перед другом — делали одно дело в одной упряжке и, отыграв очередной концерт, гордились общими достижениями, устраивали разбор полётов, когда он был необходим и тут же строили планы на будущее. Наташа стала настоящим продюсером, выросла за последние годы невероятно. Самое главное, как мне кажется, она ухватила суть профессии — вести всех наверх, заставлять и артистов, и зрителей работать над собой, поднять, простите, свою задницу и сделать себя, себе, свою жизнь — лучше. В этом, конечно, ей помогал её очень непростой характер. Она могла дойти до ярого конфликта, если кто-то неуважительно относился к тому делу, которому она служила. Она не боялась браться за пока неизвестные имена, если видела в них силу и значимость для общего дела. Она не боялась сводить на сцене людей, порой даже не очень знакомых, если сама чувствовала, что они нужны друг другу, только пока этого не знают. Если я ей говорила (а я всегда ей об этом говорила), что иду выступать к кому-то другому, то она никогда не сердилась, не обижалась, а отвечала — прекрасно, это нам очень поможет! Она знала каждого зрителя в лицо, а их с годами, естественно, становилось всё больше. Она знала сильные и слабые стороны каждого артиста, и даже, как мне кажется, каждого зрителя, с которым работала. И добилась не только их любви, но и уважения коллег, которые удивлялись её быстрому росту и достигнутым результатам.
    Она работала до последнего, сколько могла. Уже понимая, что не сделает этих концертов сама, она забила для меня числа на будущий сезон в Домжуре. И Наташа попросила наших общих друзей, которые снимали первоапрельский — наш последний совместный концерт — смонтировать его к моему дню рождения. Вот такой подарок от Наташи я получила к своему празднику через полтора месяца после того, как её не стало. И стало ещё острее ощущаться, что незаменимые есть, что можно и нужно оставаться другом, коллегой до конца, даже после того, как тебя не станет, что нужно доделывать все дела и даже планировать их наперёд — после свой жизни. И, конечно, что скучаю и буду скучать.

    И ещё одно: я от всего сердца хочу поблагодарить людей, которые были с Наташей до конца, которые делали всё возможное и невозможное для неё и для нас — связывая нас, помогая оставаться рядом, даже если мы далеко.
    И я от всей души благодарю всех, кто сделал запись этого концерта, смонтировал и подарил мне точно в день рождения. Концерт был весёлым, фильм-концерт получился ещё веселей. И хорошо, что он останется, потому что хочу его запомнить не только как весёлый, но и очень важный, потому что последний совместный с Наташей.


    И вот та самая запись с того концерта:
    1 отделение
    2 отделени

    Мастер-класс от Клавдии Шульженко!

    15 июля 2017

    люди


    При подготовке к программе «Ваша записка», посвящённой творчеству Клавдии Шульженко, мне встретилась книга певицы «Когда вы спросите меня». Вернее, сначала я натолкнулась на упоминание об этой книге в интернете и сразу появилось желание её прочитать. Так как книга вышла в 1981 году, переиздания, насколько я знаю, не было, то шанс её найти был только в библиотеке. Честно говоря, давно забытое чувство — поход в библиотеку. Книга нашлась, мне выдали её на руки, я её прочитала и… поняла, что расставаться с ней я не хочу. И потому, что я не смогла скачать её в интернете, а главное — живая книга, вышедшая ещё при жизни певицы — это почти раритет, в голове возникали ужасные планы по похищению книги, но это не в моих правилах. А выход нашёлся чудесным образом довольно быстро: моя продвинутая, как и все молодые люди нашего времени, дочь сказав: «мам, не проблема!», нашла, заказала и купила книгу в интернете, которую нам прислали по почте! Короче говоря, эта книга теперь у меня есть!
    Что же в ней такого замечательного, что её хочется перечитывать и держать при себе? Это воспоминания Клавдии Шульженко, записанные с её слов Глебом Скороходовым. Здесь нет истории личной жизни, но здесь очень подробно рассказана закулисная, творческая жизнь певицы и тех, кто её окружал. А главное: Клавдия Ивановна подробно делится своими представлениями о творчестве и о своих правилах в отношении к песне, к зрителю. Это бесценные советы Мастера! Думаю, что если любому человеку будет интересно прочитать эту книгу, то у каждого певца она должна быть просто настольной.
    Я взяла на себя смелость и выписала все фрагменты, касающиеся именно её творческих советов, собрав их в своеобразный мастер-класс от Клавдии Шульженко. Получилось семь страниц! И это ещё без подробностей и примеров, которыми она ярко иллюстрирует сказанное. Если бы не опасность быть непонятой, я бы перепечатала эту книгу полностью — настолько хочется её читать и перечитывать, по крайней мере, мне. Но это, конечно, шутка. А если серьёзно, то, рассудив, что эту книгу достать не так и просто (там, где купила её моя дочь, уже больше таких нет, может, есть в других местах), то я — повторюсь — взяла на себя смелость распечатать хотя бы самые ценные замечания великой женщины, которые пригождаются и мне, пригодятся бесспорно и каждому певцу!
    Вот здесь, в рубрике «Цитатник» вы можете прочитать эти отрывки из книги!

    К юбилею Олега Чумаченко!

    16 мая 2017

    люди


    О самых дорогих писать труднее всего. Потому что именно с ними всё легко и без слов, а рассказать всему миру хочется!
    Я познакомилась с Чумаченками в прошлом веке — в 1992 году. «Никаких ВЫ, — первое, что мне сказал Олег. И стал единственным на тот момент взрослым человеком, с которым я — юная, воспитанная студентка — совершила почти невозможное — сразу перешла на «ТЫ». И ещё, чем он меня сразу покорил: плюшки, которые пекла моя бабушка и которые я всегда брала в дорогу (с поезда осталось несколько штук, и мы привезли их к ним домой), он полюбил сразу: «Такие пекли у меня дома в детстве!» Вот так Олег Чумаченко стал для меня сразу близким (на ТЫ) и родным (в наших детствах были одинаковые плюшки!!!) Кстати, пока моя бабушка была в строю, я, отправляясь в Москву, всегда везла с собой мешочек плюшек для Олега.
    Пущинцы! Я сейчас обращаюсь к своей фестивалльной братии! Вы помните ваш первый фестиваль? Я помню его до подробностей! Я — воспитанная на классической музыке, почти не знавшая на тот момент ничего другого, вдруг попадаю в фантастический мир, где и поют не так, как в телевизоре, и играют не так, как на зачётах, и ведут себя не так, как на академических концертах! Да, это было откровение! Впервые я приехала туда, как ещё не поющая виолончелистка в составе «Уленшпигеля» в 1992 году — на десятый, юбилейный. Вот именно тогда я получила первые уроки творческой (и не только) жизни: как смотреть на этот мир и ничего не пропускать! (Это о высоком!) Или такое правило от Луизы Леонтьевой: «главное, чтоб банкет не начался в твоём номере!»
    Фестиваль в 1982 году задумывался как фестиваль ансамблей бардовской песни. Но очень скоро (уже до моего первого приезда) превратился в фестиваль ансамблей самых разных стилей и направлений. С тех пор принцип его очень простой: хоть танцуй, хоть на ложках стучи, главное, чтоб талантливо! Как Олегу Чумаченко — человеку, выросшему на бардовской песне, удалось не броситься «спасать» авторскую песню от — о, ужас! — электрогитар, что, кстати, до сих пор встречается в бардовской среде, а удалось понять, ЧТО нам всем нужно и просто необходимо для того, чтобы идти вперёд, а не назад, — честно говоря, для меня загадка. Как сейчас помню, как два фестивальных человека припёрли Олега к стенке в коридоре гостиницы (а ночью после концертов самое время для откровенных разговоров) и сказали ему: «Вот знаешь, чем отличается хороший организатор от плохого? Плохой позовёт только тех, кто ему лично нравится (мы бы так и сделали). А хороший, как ты, будет смотреть шире: не только позовёт, возможно, пока не очень близкого себе музыканта, а полюбит его и заставит всех полюбить его! А это уже мудрость!»
    Пущинский фестиваль не похож ни на один другой. Это подтвердят все. И я думаю вот почему: сюда музыканты приезжают играть не только для публики, а возможно, (да простит меня достопочтенная пущинская публика, которую я обожаю) даже больше друг для друга — показать то, что ты сделал за год, привезти новую программу, представить новых музыкантов или спеть то, что любят именно здесь. Выходя на сцену, смотрю в зал, отмечаю родные лица и радуюсь им, чего не делаю ни в одном другом зале! Чего только я ни привозила сюда — именно пущинская сцена видела самые дерзкие эксперименты и не только мои.
    Вы ведь замечали, что не все приживаются на нашем фестивале? Я думаю, что перестают ездить (ну, если не жизненные обстоятельства) те, кто приезжает только себя показать, а другие не интересны. Вот это на Пущинском фестивале тупиковая ситуация. Ведь здесь с самого начало существует правило, которое в целом работает до сих пор: сидеть в зале на всех концертах, в которых ты не задействован на сцене. Это очень мудро! И я думаю, что в этом зале мы все очень многому научились, и такая школа дорогого стоит.
    И вот ещё почему мы все сюда ездим: нас — разных, порой неоднозначных, с очень несхожими характерами, с разной степенью профессионализма, но жаждущих и ищущих — нас здесь любят! А это как домой приезжать. Мы все пущинозависимые, потому что мало где ТАК умеют любить! Ведь вот недаром Любу Чумаченко зовут именно так! От неё веет безграничной любовью ко всему, с чем или с кем она соприкасается! И становится понятно, что эта любовь начинается в их семье и распространяется на всех нас! И нам всем так нужна эта любовь, что мы из года в год, много лет на майские праздники бросаем всё и летим в Пущино!
    Сегодня Олег отмечает солидный юбилей! И не могу пропустить этот праздник, потому что любимые, потому что родные! Этот концерт будет проходить в ЦДРИ, где я и увидела впервые Олега и Любу (это было за несколько дней до фестиваля) 25 лет назад! Это мой личный юбилей и огромная удача в жизни! И в этот чудесный день хочу пожелать себе: пусть Олег и Любочка как можно дольше будут со мной, а я с ними! Пусть будут здоровье и силы у всех у нас на новые и новые встречи, пусть вновь и вновь звучит самая волнующая фраза фестиваля: «Пущинский фестиваль ансамблей открыт»!


    Олег Чумаченко! Автор фотографии — Алексей Денисов.

    День с Алябьевым.

    8 мая 2017

    гастроли


    Этот день я запланировала и спланировала давно. Дело в том, что я уже много-много лет приезжаю в Пущино — и на фестиваль, и с концертами, но ни разу мне не удалось прогуляться до Пущинской усадьбы и зайти в музей музыкальной школы.
    В этой усадьбе бывал Александр Александрович Алябьев, школа носит имя композитора, а музей посвящён его жизни и творчеству. И вот надо же было такому случиться, что мне, горячо любящей Алябьева, давно его поющей, ни разу не привелось там побывать! Это недоразумение необходимо было срочно исправить, тем более, что и повод особенный — в этом году Алябьеву исполнится 230 лет.
    Прочитать полностью