Обновления сайта

    18 мая 2018

    На странице «Герои моего романса» появилось новое видео — концерт «Друзей моих прекрасные черты», посвящённый творчеству Беллы Ахмадулиной!

    Архив обновлений

    Подписка на новости

    Интервью с самой собой: люди

    Дорогой подарок.

    21 августа 2017

    люди


    Очень дорогой сердцу подарок получила я ко дню рождения неделю назад.
    1 апреля 2017 года состоялся последний совместный концерт с Наташей Бродской — она уже много лет была организатором моих московских концертов. Со словами «не брошу же я вас» она помогала ещё с двумя выступлениями в мае. Но первоапрельский «Весна идёт» — был последний, полностью ею организованный мой концерт.
    Мы не были подружками, я мало что знала про её личную жизнь. И после её ухода с удивлением узнавала о ней много нового из воспоминаний других, более близких ей людей. Но мы были друзьями-коллегами. И можно сказать, что мы росли профессионально вместе и параллельно — она в своём деле, я — в своём, помогая и вдохновляя друг друга. Наше сотворчество было в какой-то степени азартным: кто кого больше НЕ ПОДВЕДЁТ. Мы были ответственны друг перед другом — делали одно дело в одной упряжке и, отыграв очередной концерт, гордились общими достижениями, устраивали разбор полётов, когда он был необходим и тут же строили планы на будущее. Наташа стала настоящим продюсером, выросла за последние годы невероятно. Самое главное, как мне кажется, она ухватила суть профессии — вести всех наверх, заставлять и артистов, и зрителей работать над собой, поднять, простите, свою задницу и сделать себя, себе, свою жизнь — лучше. В этом, конечно, ей помогал её очень непростой характер. Она могла дойти до ярого конфликта, если кто-то неуважительно относился к тому делу, которому она служила. Она не боялась браться за пока неизвестные имена, если видела в них силу и значимость для общего дела. Она не боялась сводить на сцене людей, порой даже не очень знакомых, если сама чувствовала, что они нужны друг другу, только пока этого не знают. Если я ей говорила (а я всегда ей об этом говорила), что иду выступать к кому-то другому, то она никогда не сердилась, не обижалась, а отвечала — прекрасно, это нам очень поможет! Она знала каждого зрителя в лицо, а их с годами, естественно, становилось всё больше. Она знала сильные и слабые стороны каждого артиста, и даже, как мне кажется, каждого зрителя, с которым работала. И добилась не только их любви, но и уважения коллег, которые удивлялись её быстрому росту и достигнутым результатам.
    Она работала до последнего, сколько могла. Уже понимая, что не сделает этих концертов сама, она забила для меня числа на будущий сезон в Домжуре. И Наташа попросила наших общих друзей, которые снимали первоапрельский — наш последний совместный концерт — смонтировать его к моему дню рождения. Вот такой подарок от Наташи я получила к своему празднику через полтора месяца после того, как её не стало. И стало ещё острее ощущаться, что незаменимые есть, что можно и нужно оставаться другом, коллегой до конца, даже после того, как тебя не станет, что нужно доделывать все дела и даже планировать их наперёд — после свой жизни. И, конечно, что скучаю и буду скучать.

    И ещё одно: я от всего сердца хочу поблагодарить людей, которые были с Наташей до конца, которые делали всё возможное и невозможное для неё и для нас — связывая нас, помогая оставаться рядом, даже если мы далеко.
    И я от всей души благодарю всех, кто сделал запись этого концерта, смонтировал и подарил мне точно в день рождения. Концерт был весёлым, фильм-концерт получился ещё веселей. И хорошо, что он останется, потому что хочу его запомнить не только как весёлый, но и очень важный, потому что последний совместный с Наташей.


    И вот та самая запись с того концерта:
    1 отделение
    2 отделени

    Мастер-класс от Клавдии Шульженко!

    15 июля 2017

    люди


    При подготовке к программе «Ваша записка», посвящённой творчеству Клавдии Шульженко, мне встретилась книга певицы «Когда вы спросите меня». Вернее, сначала я натолкнулась на упоминание об этой книге в интернете и сразу появилось желание её прочитать. Так как книга вышла в 1981 году, переиздания, насколько я знаю, не было, то шанс её найти был только в библиотеке. Честно говоря, давно забытое чувство — поход в библиотеку. Книга нашлась, мне выдали её на руки, я её прочитала и… поняла, что расставаться с ней я не хочу. И потому, что я не смогла скачать её в интернете, а главное — живая книга, вышедшая ещё при жизни певицы — это почти раритет, в голове возникали ужасные планы по похищению книги, но это не в моих правилах. А выход нашёлся чудесным образом довольно быстро: моя продвинутая, как и все молодые люди нашего времени, дочь сказав: «мам, не проблема!», нашла, заказала и купила книгу в интернете, которую нам прислали по почте! Короче говоря, эта книга теперь у меня есть!
    Что же в ней такого замечательного, что её хочется перечитывать и держать при себе? Это воспоминания Клавдии Шульженко, записанные с её слов Глебом Скороходовым. Здесь нет истории личной жизни, но здесь очень подробно рассказана закулисная, творческая жизнь певицы и тех, кто её окружал. А главное: Клавдия Ивановна подробно делится своими представлениями о творчестве и о своих правилах в отношении к песне, к зрителю. Это бесценные советы Мастера! Думаю, что если любому человеку будет интересно прочитать эту книгу, то у каждого певца она должна быть просто настольной.
    Я взяла на себя смелость и выписала все фрагменты, касающиеся именно её творческих советов, собрав их в своеобразный мастер-класс от Клавдии Шульженко. Получилось семь страниц! И это ещё без подробностей и примеров, которыми она ярко иллюстрирует сказанное. Если бы не опасность быть непонятой, я бы перепечатала эту книгу полностью — настолько хочется её читать и перечитывать, по крайней мере, мне. Но это, конечно, шутка. А если серьёзно, то, рассудив, что эту книгу достать не так и просто (там, где купила её моя дочь, уже больше таких нет, может, есть в других местах), то я — повторюсь — взяла на себя смелость распечатать хотя бы самые ценные замечания великой женщины, которые пригождаются и мне, пригодятся бесспорно и каждому певцу!
    Вот здесь, в рубрике «Цитатник» вы можете прочитать эти отрывки из книги!

    К юбилею Олега Чумаченко!

    16 мая 2017

    люди


    О самых дорогих писать труднее всего. Потому что именно с ними всё легко и без слов, а рассказать всему миру хочется!
    Я познакомилась с Чумаченками в прошлом веке — в 1992 году. «Никаких ВЫ, — первое, что мне сказал Олег. И стал единственным на тот момент взрослым человеком, с которым я — юная, воспитанная студентка — совершила почти невозможное — сразу перешла на «ТЫ». И ещё, чем он меня сразу покорил: плюшки, которые пекла моя бабушка и которые я всегда брала в дорогу (с поезда осталось несколько штук, и мы привезли их к ним домой), он полюбил сразу: «Такие пекли у меня дома в детстве!» Вот так Олег Чумаченко стал для меня сразу близким (на ТЫ) и родным (в наших детствах были одинаковые плюшки!!!) Кстати, пока моя бабушка была в строю, я, отправляясь в Москву, всегда везла с собой мешочек плюшек для Олега.
    Пущинцы! Я сейчас обращаюсь к своей фестивалльной братии! Вы помните ваш первый фестиваль? Я помню его до подробностей! Я — воспитанная на классической музыке, почти не знавшая на тот момент ничего другого, вдруг попадаю в фантастический мир, где и поют не так, как в телевизоре, и играют не так, как на зачётах, и ведут себя не так, как на академических концертах! Да, это было откровение! Впервые я приехала туда, как ещё не поющая виолончелистка в составе «Уленшпигеля» в 1992 году — на десятый, юбилейный. Вот именно тогда я получила первые уроки творческой (и не только) жизни: как смотреть на этот мир и ничего не пропускать! (Это о высоком!) Или такое правило от Луизы Леонтьевой: «главное, чтоб банкет не начался в твоём номере!»
    Фестиваль в 1982 году задумывался как фестиваль ансамблей бардовской песни. Но очень скоро (уже до моего первого приезда) превратился в фестиваль ансамблей самых разных стилей и направлений. С тех пор принцип его очень простой: хоть танцуй, хоть на ложках стучи, главное, чтоб талантливо! Как Олегу Чумаченко — человеку, выросшему на бардовской песне, удалось не броситься «спасать» авторскую песню от — о, ужас! — электрогитар, что, кстати, до сих пор встречается в бардовской среде, а удалось понять, ЧТО нам всем нужно и просто необходимо для того, чтобы идти вперёд, а не назад, — честно говоря, для меня загадка. Как сейчас помню, как два фестивальных человека припёрли Олега к стенке в коридоре гостиницы (а ночью после концертов самое время для откровенных разговоров) и сказали ему: «Вот знаешь, чем отличается хороший организатор от плохого? Плохой позовёт только тех, кто ему лично нравится (мы бы так и сделали). А хороший, как ты, будет смотреть шире: не только позовёт, возможно, пока не очень близкого себе музыканта, а полюбит его и заставит всех полюбить его! А это уже мудрость!»
    Пущинский фестиваль не похож ни на один другой. Это подтвердят все. И я думаю вот почему: сюда музыканты приезжают играть не только для публики, а возможно, (да простит меня достопочтенная пущинская публика, которую я обожаю) даже больше друг для друга — показать то, что ты сделал за год, привезти новую программу, представить новых музыкантов или спеть то, что любят именно здесь. Выходя на сцену, смотрю в зал, отмечаю родные лица и радуюсь им, чего не делаю ни в одном другом зале! Чего только я ни привозила сюда — именно пущинская сцена видела самые дерзкие эксперименты и не только мои.
    Вы ведь замечали, что не все приживаются на нашем фестивале? Я думаю, что перестают ездить (ну, если не жизненные обстоятельства) те, кто приезжает только себя показать, а другие не интересны. Вот это на Пущинском фестивале тупиковая ситуация. Ведь здесь с самого начало существует правило, которое в целом работает до сих пор: сидеть в зале на всех концертах, в которых ты не задействован на сцене. Это очень мудро! И я думаю, что в этом зале мы все очень многому научились, и такая школа дорогого стоит.
    И вот ещё почему мы все сюда ездим: нас — разных, порой неоднозначных, с очень несхожими характерами, с разной степенью профессионализма, но жаждущих и ищущих — нас здесь любят! А это как домой приезжать. Мы все пущинозависимые, потому что мало где ТАК умеют любить! Ведь вот недаром Любу Чумаченко зовут именно так! От неё веет безграничной любовью ко всему, с чем или с кем она соприкасается! И становится понятно, что эта любовь начинается в их семье и распространяется на всех нас! И нам всем так нужна эта любовь, что мы из года в год, много лет на майские праздники бросаем всё и летим в Пущино!
    Сегодня Олег отмечает солидный юбилей! И не могу пропустить этот праздник, потому что любимые, потому что родные! Этот концерт будет проходить в ЦДРИ, где я и увидела впервые Олега и Любу (это было за несколько дней до фестиваля) 25 лет назад! Это мой личный юбилей и огромная удача в жизни! И в этот чудесный день хочу пожелать себе: пусть Олег и Любочка как можно дольше будут со мной, а я с ними! Пусть будут здоровье и силы у всех у нас на новые и новые встречи, пусть вновь и вновь звучит самая волнующая фраза фестиваля: «Пущинский фестиваль ансамблей открыт»!


    Олег Чумаченко! Автор фотографии — Алексей Денисов.

    Почему я не пою песен Высоцкого?

    16 марта 2017

    люди


    Почему я не пою песен Высоцкого?


    Исполнители находятся в очень выгодном положении — они вольны выбирать тот репертуар, который им ближе, интереснее и так далее. В отличии, скажем, от авторов, основная репертуарная часть которых всё-таки — свои песни. Многие авторы тоже занимаются исполнительством, но кто же представит миру их песни, если не — в первую очередь — они сами?! А исполнители свободны от «обязательств» и выбирают лучшее — на свой вкус. Конечно, вкус у всех разный, но тем и интереснее!
    Любого нового автора или композитора, который встречается на моём творческом пути, я стараюсь сначала по возможности подробно изучить и… найти лучшее, что и входит в мои программы. Причём, критериями отбора являются не только мелодия и текст, которые должны мне понравится, но и те возможности песни, та многослойность произведения, которая позволила бы мне найти что-то своё — отличное от авторского или принятого исполнения. Так интереснее! И есть некоторые песни, которые мне очень нравятся, но исполнять я их не берусь, потому что, на мой взгляд, в них всё уже сказано, исполнено и добавить нечего. Именно это происходит со всем (для меня — без исключения) творчеством Владимира Высоцкого.
    Владимир Семёнович безусловно настоящий поэт, очень интересный композитор (попробуйте к его песням «приставить» другую мелодию! Ничего не выйдет! Правда, есть несколько приятных исключений, но это именно что — исключения), очень яркий исполнитель и артист. Но самое уникальное его качество — поэта-композитора-исполнителя, мне кажется, в том, что каким-то невероятным образом ему удавалось сочинять и исполнять песни так, что не остаётся никаких других вариантов для интерпретаторов — других исполнителей! Всё сказано и тема закрыта! Что сейчас происходит с песнями Высоцкого? Да, их поют. Но это-либо более или менее точное копирование — что не совсем искусство, либо вариант, который явно слабее оригинала. (В искусстве я предпочитаю, сравнивая, говорить не «хуже-лучше», а «по-другому», но в данном случае подходит именно «хуже»). И в этом тоже — в исключительно правильном исполнении своих песен — мне видится феномен Высоцкого! Только так и не иначе!
    Анализируя его исполнительский талант, можно бесконечно говорить о смысловой нагрузке не только каждого слова, но и каждой буквы; эмоциональный накал настолько точно выверен, что его — Владимира Семёновича — невозможно просто слушать и не слышать: ты вовлечён сразу и увлечён до конца песни, как минимум. И когда мы говорим, что он проживает свои песни — нет более точного определения: кусочек своей жизни и себя самого он отдал нам прямо сейчас! Я никогда не слышала его вживую, но те записи, которые (слава Богу) есть, — пробивают экран и слушателя «насквозь».
    Подведу промежуточный итог: эти стихи мог сочинить только Высоцкий, к ним подходит только та музыка, которую он и сочинил, и исполнить песню достойно мог (на мой взгляд) только он сам. Высоцкий-стих-мелодия-исполнение-Высоцкий. Кстати сказать, и для аккомпанемента тоже подходит только его слегка нестройная семиструнная гитара!
    И вот тут, кстати, мне видится определённая проблема в сохранении его наследия: всё-таки, чтобы песни жили — их надо исполнять со сцены. Недостаточно только слушать старые записи — песни должны звучать с эстрады. Я очень признательна тем артистам, которые в старых песнях, не навредив им — не «одев» в современные одёжки, которые уж точно не украшают ретро-шедевры, — привносят своё к ним отношение, тем самым «оживляя» их для современных слушателей. Так стараюсь делать и сама. А вот с песнями Высоцкого — на данный момент — трудности на современной эстраде: пока всегда лучше послушать оригинал. Может, появится новый исполнитель его песен? Но это должна быть личность равная личности Высоцкого. Возможно ли такое? А, может, такой исполнитель уже есть, только мне не встречался? Или всё-таки, это самый что ни на есть «авторский» репертуар, где исполнение неотделимо от автора, а другим и браться-то не стоит? Не знаю…
    Я, честно говоря, не фанат творчества этого великого человека. Поклонник — да. Но я не из тех людей, что знают его наследие наизусть и могут цитировать при удобном случае. Однако, несколько раз у меня была необходимость исполнить песню Высоцкого, и я искренне хотела найти что-то для себя. Но нет! Пока ничего не вышло! И в этом я вижу подтверждение уникальности этого человека: настолько он единственен, что любая попытка быть ближе превращается в слабенькую копию Мастера и не более.

    Зритель — артист. Найти друг друга!

    5 февраля 2017

    люди


    Зритель — артист. Найти друг друга!


    Все мы периодически делимся попарно и оказываемся в той или иной связке, что-то нет-нет, да разделит нас (или объединит): парта (учитель — ученик), прилавок (покупатель-продавец), телевизор (ведущий программы — телезритель), книга (писатель — читатель), автомобиль (водитель — пешеход или инспектор ГАИ — водитель). Причём, все мы на протяжении жизни меняем роли: ученик может стать преподавателем, пешеход — водителем и так далее. В этих взаимоотношениях обычно заинтересованы оба. И здорово, когда находится контакт, достигается взаимопонимание!
    Сегодня мне хочется коснуться ещё одной связки: зритель — артист. В данном случае контакт просто необходим, иначе теряется смысл происходящего на сцене!
    Я убеждена, что никакой артист не может нравиться абсолютно всем. Правда, шоу-бизнес к этому стремится, потому что количество пришедших на концерт, естественно, прямо пропорционально величине сбора. А деньги — главная задача любого бизнеса и тут имеет место некоторое насилие над зрителем: продвижение артистов шоу-бизнеса настолько сильно, что мы их вынуждены слышать и помимо своей воли. Но у них свои цели, свой бизнес. В словосочетании шоу-бизнес нет слова «искусство». А мы поговорим именно о нем.
    Думаю, любой артист хочет найти «своего» зрителя. Конечно, он тоже заинтересован в том чтобы его поклонников стало больше, но настоящему артисту не всё равно — кто его слушает: выходящему на сцену хочется быть понятым, причём в малейших нюансах, хочется, чтобы все зрители смотрели с ним в одну сторону, разделяли его ценности и взгляды на жизнь и творчество. Зритель артисту необходим! И именно СВОЙ зритель, который пойдёт за ним и примет его таким, какой он есть.
    Но ведь и зрителю артист так же необходим, потому что творчество и искусство способны украсить нашу жизнь, сделать её разнообразной, нескучной, наполнить радостью и смыслом. И мне кажется, что каждому человеку, тянущемуся к прекрасному, нужно найти своего артиста! Многие уже нашли и имеют почётный статус «поклонников». А если вам скучно ходить на концерты, неинтересно то, что происходит на сцене или не нравится практически всё — это значит, что вы пока в поиске. Не останавливайтесь! «Ваш» артист где-то ждёт вас, он в вас нуждается, и в свою очередь отдаст вам все силы и весь свой талант, чтобы сделать вашу жизнь интересней и красивей!
    Я знаю очень интересных людей, которые поиск, а, главное, находки новых «необходимых» для души артистов сделали своим увлечением! Они не пропускают концертов, фотографируют своих любимцев, делятся фотографиями в соцсетях и пишут чудесные слова, вдохновляя таким образом артиста на новые свершения! И это, заметьте, не фанаты. Фанатизм я совсем не люблю, потому что фанаты не «за» кого-то, а «против» всех остальных! А такая агрессивная позиция отнимает все способности видеть и ощущать прекрасное.
    Я от души желаю всем артистам найти любимого и любящего зрителя, а всем зрителям — найти того человека на сцене, который своим концертом даст вам силы, вдохновение и желание обязательно прийти на следующий концерт!

    «Не сотвори себе кумира!»

    13 февраля 2015

    люди


    «Не сотвори себе кумира». Да, не сотвори! Но думаю, что у каждого артиста (а мы будем говорить об искусстве) есть своя система ценностей или свои ориентиры, точки опоры, с помощью которых ты готов перевернуть мир! Сотворение кумиров и следование (подчас слепое) им тоже присутствует в искусстве: чем открывать новые пути, гораздо проще идти по уже проторенным дорогам. Хуже, что зрителя по таким дорогами трудно увести за собой — он — зритель скорее всего предпочтёт оригинал копии. Есть обратная сторона вопроса — полное отрицание того, что было сделано до тебя. Как говорится, ничего святого. И опять-таки, зрителя можно привлечь подобным «новаторством», но, увы, ненадолго, потому что это говорит скорее о глупости артиста, нежели об оригинальности: не брать во внимание накопленный веками опыт — доказывает либо необразованность, либо лень — послушать и посмотреть, что было до него, либо непонимание, что всё уже сделано до нас и наша задача, переварив прошлое, получить шанс сказать что-то своё. Тут возникает вопрос о великом чувстве меры — где та грань, чтобы не впасть в копирование, но и не уйти от источника. И, видимо, ответ прост: не сотвори себе кумира, а найди ориентиры.
    Ориентиры можно найти быстро, но бывает, что они с годами меняются. Это не плохо — жизнь идёт, исследовательская работа приводит к новым поискам и находкам — вот и новые маяки.
    У меня таких маяков много. Какие-то светили ярче раньше, какие-то просигналили мне позднее, какие-то, я уверена, покажут путь в будущем. Но о трёх ориентирах, о трёх китах в моей творческой жизни я могу говорить сейчас абсолютно уверенно: Валентина Дмитриевна Пономарёва, Нани Георгиевна Брегвадзе и Клавдия Ивановна Шульженко.
    Если говорить о любви к романсу и в конечном итоге — о моей профессии, то она началась задолго до выхода на сцену — с фильма «Жестокий романс». До этого я пыталась петь романсы, но помню, что никак не могла выучить слова наизусть — я в этих словах не видела смысла. (А без смысла выучить текст на память категорически для меня невозможно!) Меня привлекали романсы мелодикой, какой-то томной тоской, которая, конечно, была мне знакома, но понять — о чём они — я не могла. И вдруг — фильм! Точное попадание в меня невероятным сочетанием слов, мелодии, гитар, тональностей, соответствия моему состоянию, современности звучания при общем антураже XIX века! И главное — голос! Голос, который был человеческий, у которого на первом плане стоял текст и переживание. (Очень часто у исполнителей мы слышим сначала звук, а потом, если повезёт, слово. И это в романсе принципиально неправильный подход: сначала слог, буква, а потом обязательно звук!) Даже нельзя сказать, что поразил меня именно голос: у настоящих романсовых певцов не бывает голоса в чистом виде — это всегда сочетание звука, слова, смысла и чувства. Потом, конечно же, была куплена виниловая пластинка, заслушанная до спотыканий и царапин. И странное дело — через какое-то время через современные романсы, которые звучали в фильме, пришло понимание и осознание того, что делается и в старинных романсах — они приобрели смысл, нашлись в них и логика, и развитие, и идея! И стало постепенно всё понятней и понятней как их исполнять — потому что зажёгся первый маяк, это стало точкой отсчёта.
    Я имею честь общения с Валентиной Дмитриевной, она бывала на моих концертах, ей посвящён один из моих альбомов. Она не раз приглашала меня участвовать и в своих концертах. И много слов приятных услышала я от неё. И много советов ценных, которые помогают всегда. Когда голос, который когда-то с экрана произвёл в моей душе и жизни революцию, вдруг разговаривает лично со мной — это необъяснимое чувство! Попробуй — не сотвори тут себе кумира! Но это бессмысленно, потому что Пономарёва — одна! Копирование и тиражирование карается вечным законом искусства!
    Здесь можно послушать фрагмент интервью Валентины Пономарёвой перед концертом в Казани!
    И памятная открытка!


    Детские и юношеские воспоминания — это не только люди, картинки, запахи, вкусы, но и звуки. Каждый из нас может вспомнить ту звуковую дорожку, сопровождавшую его в тот или иной момент жизни. И если в более зрелом возрасте мы её формируем сами, то в детстве она формировалась сама — из радио, телевизора, пластинок, звуков демонстраций, застольных песен. Некоторые песни звучали особенно настойчиво, потому как были любимы народом. Одна из них — «Снегопад, снегопад, не мети мне на косы…» Я знала, кто это поёт, как зовут певицу, более того, эта песня была ожидаема в телевизионных концертах и предвосхищаема словами старших: «А „Снегопада“ не будет?» До каждой песни надо дорасти. Я на тот момент до этой песни никак не доросла, наверное, и не могла тогда понять, что это — «снегопад на косы» и «бабье лето её». Даже как-то раздражало — у певицы нет кос, зачем поёт такую песню?!
    И вот однажды очень хорошо помню — где, когда (а переломные моменты обычно запоминаются в деталях) — это было в университете, на занятии по политэкономии — наш преподаватель сказал (вот чего не помню, так это то, что связывало его фразу с политэкономией): «Брегвадзе — она же королева!» И что-то щёлкнуло в душе моей! С того момента королева, сама того не зная, удостоилась моего самого пристального внимания, изучения и мысленных поклонов, как и полагается перед королевскими особами. И это продолжается до сих пор: видя Нани Георгиевну на сцене или по телевизору, поёт она или говорит, общаясь с ней лично — от неё глаз оторвать невозможно! Магия слова, жеста, взгляда, поворота головы, звука, слова, отношения к собеседнику — всё это и по-королевски, и великодушно. Вот, действительно, чем человек по-настоящему величественнее, тем он мягче, добрее к окружающим его людям! Она сама — мастер-класс. Она может ничего не говорить, даже может ещё не спеть — сам её выход на сцену — школа мастерства, благородства, утончённости, красоты, отношения к романсу и коллегам! И это ещё один — очень важный маяк.
    Дорогие фотографии и слова!

    Судьба, которая подарила встречу с этими великим женщинами, называется «Романсиада»! Встречи с каждым членом жюри «Романсиады» в отдельности уже хватило бы на то, чтобы не расстаться с романсом никогда, а их — настоящих звёзд — было столько, что дух захватывало и стало понятно: окунувшись в этот мир единожды, расстаться с ним невозможно!
    Именно, участвуя в «Романсиаде», стоя за кулисами Колонного зала Дома союзов, я думала о том, сколько эта сцена видела знаменитых людей! Вот здесь, за кулисами, стояла когда-то великая Клавдия Шульженко перед выходом на эту прославленную сцену!
    «Голоса-то у неё нет, душой поёт» — вот эту фразу о Шульженко я слышала в детстве много раз. В общем, даже в этом была убеждена. Много лет спустя я готовила программу песен Шульженко (программа эта существует до сих пор и постоянно пополняется). И, конечно, много переслушивала её записи. И вдруг меня осенило: у неё потрясающий, сильный, богатый голос! Но почему же тогда я не знала и не слышала этого в детстве? А потому, что Клавдия Ивановна виртуозно чувствовала меру! Она знала, что более голосовой подход к песне отдалит её от зрителя. Ей нужно было найти самый короткий путь к сердцам слушателей. А самый короткий путь это тогда, когда зритель слушает и думает: «вот как здорово! И я так могу!» Вот это и есть — «петь душой»! Это очень непростой путь, потому что слушатель видит только то, что хочет показать ему артист — разговор по душам через песню. Но артист не покажет всю ту огромную работу, которую он сделал до выступления и без которой исполнение невозможно. Гораздо проще показать свой голос (а не эту необходимую работу), которым зритель тоже восхитится, но вот той интимности может уже и не быть.
    Клавдия Ивановна мастерски владела мелочами — в интонации, в дикции, в звуке, в настроении. Не было для неё общих мест — ни строчки! Каждое слово с выверенной интонацией, каждая буква сказана с той долей нажима или протяжённости, с какой необходимо именно в этом месте! Каждая песня спета своим звуком. Да, мы узнаём голос, но он всегда звучит по-разному. Ведь любой голос имеет сотни вариантов звучания. И как приятно слышать, когда певцы используют все краски, а не поют все песни, как одну — одинаково. Вот Шульженко владела этим в совершенстве. И только иногда, в крайних случаях, там, где это просто необходимо — давала голос в полной мере. Голос у неё был великолепный, только использовала она его очень и очень грамотно. И это третий маяк.
    Тот знаменитый концерт в Колонном зале Дома Союзов!


    Как написано в начале, маяков и ориентиров у меня много — это и певцы из прошлого, и современники, и даже совсем молодые — у каждого есть чему поучиться! Но сегодня я обозначила трёх китов, на которых держится моя песня и мой романс. Не буду называть этих трёх удивительных женщин кумирами, потому что не слепо иду за ними, а могу для себя объяснить и детально разобрать, что они создают такого, что делает их великими. И могу говорить об этом бесконечно!

    «Романсиада» — путёвка в жизнь!

    12 января 2015

    люди


    Как известно, в жизни каждого человека случаются переломные, а лучше сказать — судьбоносные моменты. Значение их невозможно оценить сразу — с близкого по времени расстояния. Но чем дальше они удаляются в прошлое, тем яснее и значимее становится их роль в твоей судьбе.
    В моей творческой биографии таким моментом стал конкурс молодых исполнителей русского романса «Романсиада». Именно с лауреатства на этом конкурсе я веду отсчёт своей профессиональной деятельности. Именно там молодой начинающий артист начинает улавливать очертания того, без чего он потом жить уже не сможет. (Читая эти слова, можно заподозрить автора или в пафосности, или в иронии, но тут нет ни того, ни другого — не сможет и всё. Точка.) Попав в эту атмосферу, кожей ощутив те эмоции, которые испытываешь, исполняя романс; пообщавшись с людьми, которые и есть история Романса, — без всего этого чувствуешь себя уже творчески абсолютно одиноким. Вот тут и появляется зависимость — крепкая, прочная, неизлечимая зависимость — романсовая, та, что определила всю мою будущую жизнь!
    Любое дело живёт, дышит и вдохновляет, только если есть кому оживить, вдохнуть и вдохновить! Душа «Романсиады», её инициатор, создатель, хранитель, сердце и мотор — Галина Сергеевна Преображенская.

    … Приехав в Астрахань на региональный тур «Романсиады», мы знали, что во столько-то часов состоится встреча с продюсером. «Я видел её по телевизору — такая рафинированная дама», — сказал кто-то из ожидавших. Тут в кабинет влетела миниатюрная женщина в джинсах, волосы на затылке собраны в хвост и, кажется, глядя на нас на всех, уже всё про каждого поняла. Это влетела к нам наша судьба — Галина Сергеевна! Вспоминая мою «Романсиаду» и наблюдая за последующими, могу сказать, что с годами Галина Сергеевна изменилась — стала мягче к молодым исполнителям: если на моём конкурсе на вопрос конкурсанта: «А можно я не буду давать интервью на камеру?» она резко разворачивалась и говорила коротко: «Езжай домой!», то потом я наблюдала, как она стала терпеливей: молодым и непонятливым конкурсантам объясняла всё спокойнее и медленнее.
    Одним из первых удивлений, которое сидит во мне до сих пор, было и есть — как она нас всех запоминает?! А сейчас ведь романсиадцев, я думаю, больше сотни! И помнит не только — как зовут, откуда, репертуар, голос, темперамент, но и сильные и слабые стороны каждого! Помню, как собрала она нас перед концертом в зале Чайковского и давала каждому задание: «Ты выходишь тогда-то, оттуда, говоришь то, поёшь то». Говорит каждому и спрашивает: «Понял?» И к следующему. Потом вдруг: «Понял? Повтори!» Знала, кто схватит тут же, кто только со второго раза. А ещё её поразительная способность видеть мелочи — «Тебе нужны другие туфли, я тебе дам!», «Талию туже затяни», «К микрофону близко не подходи», «Возьми такой-то романс — тебе подойдёт» — и всё это мимоходом, держа в голове сотню идей, фамилий и… всех нас!

    Лауреаты «моей» «Романсиады» на сцене Колонного зала Дома Союзов.

    «Романсиада» — это школа жизни! И не только творческой. Романсиадцев видно издалека. Мы все можем петь по-разному, но школа нас по-хорошему выдаёт. А как же иначе?! Ну, во-первых, самые первые шаги молодые исполнители делают не где-нибудь, а на сцене Колонного зала Дома Союзов! Причём, очень мудро то, что не только Гала-концерт проходит на этой прославленной площадке, но и третий тур конкурса: молодые певцы в течение дня осваивают эту высокую во всех смыслах сцену, и вечером на концерте — это уже просто мастера! Но Галина Сергеевна не разделяет концертные площадки на важные и неважные — там, где она, её Романс и романсиадцы, там самый высокий уровень — будь это музей, Симфоническая эстрада парка Сокольники или Колонный зал Дома Союзов.

    С Галиной Сергеевной в музее…

    … и на Симфонической эстраде парка Сокольники…

    …и на сцене Колонного зала Дома Союзов! Финал «Романсиады — 1998».

    А ещё она может сегодня позвонить и сказать: «Завтра концерт, посвящённый Лермонтову. Ты поёшь два романса». И я пою завтра два романса на стихи Лермонтова, хотя раньше я их не пела. Это сейчас у меня есть романсы почти на все случаи жизни, а тогда путь только начинался. А костюмы?! Галина Сергеевна научила относиться к сценическим костюмам как к очень серьёзной части выступления. Это сейчас я получаю от пошива нового платья огромное удовольствие, а тогда относилась к этому гораздо безответственней — ведь неважно в чём, главное — как! (сарказм!!!) Важно, очень важно: и в чём, и как! Вот Галина Сергеевна и отвела меня по приезду в Москву перед финальным туром к своим портнихам, чтобы сшить мне подходящее платье.
    А вот и школа жизни: Галина Сергеевна рассказывала, что, будучи студенткой, очень хотела опубликовать свою статью в крупном журнале и очень боялась позвонить редактору и предложить свою работу. На что её подруга ей сказала: «Ты позвони: корона-то не слетит!» Сколько раз меня выручала эта установка, что дело надо делать, не бояться, а корона точно не слетит! Кстати, Галина Сергеевна тогда позвонила и статью напечатали и потом ещё печатали её материалы много раз.
    Где «Романсиада» — там праздник! Как Преображенской удаётся делать такие праздники — загадка, кажется, для всех. Продумать сценарий, выстроить канву, держать в голове все ниточки, завязать их в один ажурный узелок, никогда не терять темпа, выйти достойно из любой ситуации! При этом ни одного дежурного слова, взгляда! Только любовь к Романсу, к романсиадцам и, конечно, любовь к зрителям! Любовь и красота!
    Каждый раз, думая о Галине Сергеевне, хочется выпрямить спину и выучить новый романс. Почти не шутка! Выглядеть и чувствовать себя на сцене по-королевски — это тоже её школа!
    «Романсиада» в лице Галины Сергеевны всем нам дала путёвку в жизнь, но не просто показала путь, куда идти, но и подсказала, как жить, идя по этому пути, что делать, как себя вести, как реагировать на жизненные и творческие трудности, как при этом выглядеть, чтобы гордо нести имя романсиадца!

    На сцене Колонного зала Дома Союзов. Юлия Зиганшина и Леонид Серебренников: финал"Романсиады-1998».

    Мастер-класс от Медеи Гонглиашвили!

    Однажды Галина Сергеевна сказала, что любит запах строительной краски. Кто-то уточнил — это запах перемен. И вот ещё один урок — никогда не стоять на месте, идти вперёд, видеть цель и добиваться её. Да, мы все разные, пути и цели у нас разные, а вот школа одна — «Романсиада»!

    Александр Сариев, Юлия Зиганшина, Нани Брегвадзе, Давид Гвинианидзе, Галина Преображенская.
    А вот, что нашлось в архивах: видео со второго — Астраханского — тура моей «Романсиады»!

    Сегодня моей бабушке — 101 год!

    24 сентября 2013

    люди


    Сегодня моей бабушке Суфие Абдулловне Зиганшиной исполняется 101 год. Восемь лет её уже нет с нами. И чем дольше нет её рядом, тем чаще я её вспоминаю. И как это бывает, воспоминания протекают в обратном направлении: от последних её лет до первых моих.

    Моя бабушка.

    Здесь моей бабушке 24 года. Она — работница мыльной фабрики. Её фотография попала в газету «Советская Татария»!


    Моя прабабушка родила первую дочь — Суфию, когда ей — молодой маме — было всего 16. В 15 её выдали замуж за взрослого, почти незнакомого человека. В одной книжке говорится, что сын для мамы — это напоминание о любимом человеке, а дочь — продолжение своих страданий. Конечно, не у всех так, но для моей прабабки было именно так — она не любила свою старшую дочь, и на Суфию, конечно же, ложились трудные обязанности старшей помощницы по дому. (Может, поэтому моя бабушка прекрасно, просто волшебно готовила, особенно блюда татарской кухни!)

    Нелюбовь моих прабабушки и прадедушки была взаимной и привела к тому, что прадед женился второй раз, но! Первую жену не оставил, так и жил двоежёнцем — легально и официально. Как ни странно, всех это абсолютно устраивало: старшую, что не брошена с детьми, что при муже, доме, деньгах и делах, а младшую — что жены вроде две, но любимая — она, и помощница опытная по дому есть.

    Из детских воспоминаний бабушки в мою артистическую душу врезалось такое: летом их семья снимала дачу на Волге. Отец днем уезжал на работу, а вечером и в выходные приезжал с компанией артистов, которых кормил, поил (летом у артистов жизнь трудная — работы мало), и там, на дачах, устраивались спектакли, которые очень поддерживали артистическую братию в нелёгкие времена.

    Думаю, именно эти впечатления и подтолкнули младшую сестру моей бабушки пойти в артистки (Рашида Зиганшина — в прошлом — звезда театра имени Галиаскара Камала, народная артистка России, гордость нашей семьи!). В юности моя бабушка играла на мандолине, позже писала пьесы (одна из них была поставлена самодеятельным театром), и всю жизнь не часто, но регулярно садилась за пианино — умела играть всего две татарские песни, но делала это очень выразительно, от всей души!

    Афиша бабушкиного спектакля. Наша фамилия по-татарски пишется именно так.


    И ещё приятны воспоминания о моей прапрабабушке, которая была знаменитой рукодельницей: говорят, она стегала одеяла так, что ни с одной стороны шва не было видно, а ещё она вышила золотом тюбетейку для самого Государя императора в подарок от Казани к 300-летней годовщине дома Романовых. И за эту прекрасную работу, якобы, император передал ей тончайшую шаль. Но об этом всегда рассказывалось с лёгкой иронией, так как верилось с трудом!)

    Замуж Суфия вышла рано, родила подряд шесть мальчиков, из которых только один дожил до взрослых лет. Будучи в очередной раз беременной, хотела избавиться от ребёнка: пила какую-то отраву, но цыганка, встретившаяся на базаре, сказала, что будет девочка, и Суфия решила сохранить ребёнка. Родилась действительно девочка — моя мама…

    Работала моя бабушка в КГБ. А попала она на эту работу так: когда началась война, она была в Узбекистане. И вдруг её вызывают в органы. Не зная, за что, но и не задавая лишних вопросов, собрала вещи и поехала. Оказывается, для разбирательства какого-то дела нужен был переводчик с татарского на узбекский. Бабушка прекрасно знала и татарский, и узбекский, и русский. Так и осталась там, потому что была нужна, а уходить добровольно с такой работы не приходилось.

    Фотография времён войны.


    Бабушка практически никогда не рассказывала о своей работе. Только уже на пенсии как-то поделилась, что однажды пришли в Казань Моабитские тетради Мусы Джалиля. (Муса Джалиль — герой Великой Отечественной, вёл подпольную работу на территории захватчиков, а на Родине долгое время считался предателем. Был казнён фашистами в тюрьме Моабит, а в СССР уже после войны попали его стихи. И в Казань они были отправлены, потому что написаны на татарском языке.) И вот моя бабушка была первой, кому попали в руки эти тетради для подстрочного перевода, она первая узнала, что в них написано. И когда перевод был сделан, стало ясно, что это написано ГЕРОЕМ.

    Кстати, всю переписку она вела именно на татарском, но арабской вязью — так их учили в школе. А мне-то казалось, что она просто не хочет, чтобы я это прочитала!)

    А это мы!


    Бабушка всегда была очень сурового вида. Её всю жизнь боялись мамины подружки и даже мои. «Здрасьте, тёть Сонь! До свиданья, тёть Сонь!» — и бежать. Хотя при своей суровой внешности это был невероятно весёлый человек: на каждый случай жизни у неё был анекдот, она всегда была душой компании! К праздникам сочиняла стихи, говорят, талантливые. Увы, оценить не могу — языка татарского не знаю. У бабушки была дружная компания: собирались они на все праздники и очень своеобразно распределяли — где какой праздник отмечать и что подавать к столу. Каждый год в Новогоднюю ночь все жёны и мужья тянули жребий: мужчины — с названием праздника (значит, в его доме), а женщины — с названием блюда (что будет на столе). Так как моя бабушка после войны осталась одна — она тянула оба жребия.

    В пятьдесят лет она по состоянию здоровья ушла на пенсию. Ей дали инвалидность и сказали моей маме, что бабушка проживёт не больше года. Но, уйдя с работы, Суфия начала вести активный образ жизни, всё изменилось, и она прожила ещё долгих 43 года.

    А ещё мы с ней до безумия любили базу отдыха на Волге, куда ездили каждый год на все три летних месяца. Мы арендовали один и тот же домик, так что он стал нам родным.

    Путёвки можно было купить в начале марта. И вот, как только покупалась путёвка (она торжественно выставлялась между стёклами серванта), тут же в углу комнаты появлялась сумка, куда бабушка начинала складывать вещи для дачи. Делать она старалась это незаметно, спокойно, со свойственным ей суровым видом. Но я-то понимала, что она начинала «бить копытом», как, впрочем, и я, считая месяцы и дни до летней СВОБОДЫ!

    Кстати, я снова начала туда ездить — уже со своей дочерью. И вот, когда я приехала туда после долгого перерыва и узнала не только каждый домик, каждую тропинку, но и каждый корень под ногами, я поняла, что именно ЗДЕСЬ — моя родина, по крайней мере, именно здесь возникает это чувство — чувство Родины.

    Когда глядишь на большую Волгу с террасы маленького домика — душа буквально раскрывается и наполняется любовью к этому миру и к этой земле!

    Мою дочь зовут Соня. Это в честь двух её прабабушек. И Соня тоже обожает ездить на дачу! Видимо, это передается от поколения к поколению).

    Вид с любимой террасы.


    Всё-таки, бабушка — это ощущение дома, заботы, любимой еды. Моя бабушка — это ещё и утреннее «Юля, вставай!» и тут же «Вставай, проклятьем заклеймённый!»; шикарные праздники с белоснежной скатертью и пирогами, которые ждали своего часа на всех кроватях, шкафах, столах; это плюшки, которые (возможно, очень помогли от моей фигуры))) были просто волшебными и таяли во рту; это искрометный юмор и блестящие шутки; это бесконечная мудрость, терпение и самоотдача!

    Скучаю!…

    Мне очень везёт на людей…

    3 июня 2013

    люди


    Мне очень везёт на людей. Очень многие из них, да почти все, кого я встречаю на жизненном пути, достойны отдельного внимания, отдельного очерка, отдельных слов благодарности за их появление в моей жизни и участие в ней.
    Сегодня хочу вспомнить человека, которого уже почти год, как нет на этой земле.
    Это Стас Аршинов.

    Ушёл он внезапно, так неожиданно, как неожиданным было и многое из того, что он делал. Все его мысли, мечты на первый взгляд казались невероятными фантазиями. Когда мы только-только познакомились, и он делился своими планами, казалось, что сидит перед тобой сказочник, который сочиняет сказки на ходу, но не о том, что было, а о том, что будет. Причём будет и с тобой, и со мной, и со всеми нами. «Прилетит вдруг волшебник в голубом вертолёте…».
    Вот так же, как эту замечательную песню, воспринимала я все рассказы о планах и перспективах Стаса. А вот когда волшебник действительно прилетал, кино показывал и мороженое раздавал, тогда вдруг становилось понятно, что перед нами не мечтатель, а человек, который ставит перед собой цели и добивается их реализации, не видя преград и не принимая возражений. Просто цели его были такими, какие другим и не снились!
    Сколько потрясающих задумок и идей воплотил он в жизнь!
    В какой-то момент люди, окружавшие его широким — всемирным кругом, даже стали привыкать к этому, и некоторые говорили: а вот не так надо было сделать, а так… Но в конце концов всегда выходило так, как придумывал он, и прав оказывался он!
    Самым масштабным, судьбоносным и историческим его изобретением, как мне кажется, был Всемирный слёт бардов, проходивший каждый год в течение десяти лет и каждый раз — в другой стране!
    Сколько человек, тянущихся к бардовской песне или исполняющих её — со всего мира, перезнакомились между собой за эти годы — сосчитать невозможно! Сколько контактов наладилось, сколько гастролей устроилось и устраивается, сколько пар нашли друг друга и детей потом народили! Люди дружат, встречаются, общаются, порой уже не помня о том, что познакомились они на Всемирных бардовских слётах Стаса Аршинова.
    В моей жизни Стас расставил несколько очень важных акцентов. Он мог, куда-то спеша, быстро проходя мимо, сунуть мне в руки диск и сказать: вот послушай, тебе пригодится. И, действительно, пригождалось, более того, песни из этого диска в дальнейшем становились частью репертуара.
    Стас подарил мне первую встречу с Парижем, пригласив вместе с Дмитрием Андреевичем и Асей Бикчентаевыми на Парижский слёт. Попав на Всемирный слёт в Барселону — впервые увидела и была потрясена Испанией. А сколько замечательных концертов было организовано здесь — в Казани, Москве, в других городах России. И в каждом концерте была своя изюминка, своя идея, свой волшебник в голубом вертолёте!
    Помню, как однажды мы ехали с ним в Набережные Челны — жюрить конкурс. Дорога из Казани долгая. И всю дорогу Стас рассказывал мне свою жизнь. И я слушала не так, как это иногда бывает, думая о своём, подавляя зевки и ожидая скорого окончания истории. Нет! Это была удивительная история жизни, временами похожая на детектив, которая порой сражала наповал неожиданными поворотами. И я понимала, что вся эта история и вся жизнь Стаса состояла из постановки целей и их достижения. Причём цели каждый раз были всё выше и выше. И на тот момент, кода уже мы познакомились и стали общаться, он достиг невероятных высот даже не столько в реализации своих планов, а именно в постановке задачи. Хотя в реализации планов, конечно, тоже. Только так. Потому что он не был мечтателем, каким казался, а вынашивал совершенно конкретные идеи и потом претворял их в жизнь!
    Так вот, дороги до Челнов ему не хватило. Он, остановившись, на самом интересном месте, как и полагается талантливому рассказчику, сказал, что продолжение — на обратном пути. Но на обратном с нами поехал знакомый попутчик, и разговор пошёл в другом направлении. А жаль!)))
    На концерте, посвящённом памяти Стаса, прошедшем в день его рождения, сквозила одна мысль — без Стаса будет скучно жить. Это действительно так. Стас умел разукрасить жизнь яркими красками. Причём, не только свою и своих близких, а жизнь всех вокруг. И чем большему количеству людей становилось веселее, интереснее, тем радостнее и приятнее становилось самому ему. Этим свойством обладают очень немногие. Стас и не был одним из многих — он таким был один. И останется таким один. И какое счастье, что в нашей жизни был этот человек — человек, который показал всем нам, как надо мечтать и как мечты можно воплощать в жизнь!

    Стас и Светлана Аршиновы.

    Екатерина Болдырева, Юлия Зиганшина, Луиза Леонтьева, Стас Аршинов, Валерий Леонтьев на Всемирном бардовском слёте. Коктебель 2008 год.

    У моей мамы есть замечательная подруга Оля

    22 декабря 2012

    люди


    У моей мамы есть замечательная подруга Оля, её рассказ о своей маме врезался в память.
    Мама Ольги Борисовны воевала в Великую Отечественную. Была на фронте (а потом и всю жизнь) поваром. Ольга Борисовна рассказывала: «Когда говорят о женщинах на войне, первым делом вспоминают санитарок, радисток, но почему-то очень редко говорят о поварах. А ведь в любое время суток, в чистом поле разбить кухню, найти дрова, разогреть плиту в любую погоду-непогоду, быстро приготовить еду, накормить батальон так, чтобы у солдат были силы воевать снова и снова — тоже подвиг, великий подвиг!» Бесспорно!
    А ещё Ольга Борисовна говорила, что её мама была запевалой в строю, и что ей, в связи с этим обстоятельством, разрешалось не застегивать верхнюю пуговку гимнастёрки.
    Тут меня удивляет, поражает и восхищает сразу несколько моментов: во-первых, мне казалось — какая разница, сколько на войне пуговиц у кого застёгнуто: люди в невероятных условиях делают свое великое дело, а оказывается, нет, воинская дисциплина — залог победы.
    Во-вторых, какое серьёзное и внимательное отношение к песне (значение песни в жизни человека вообще трудно переоценить, а на войне — особенно!)
    И в-третьих — какое бережное отношение к исполнителю! Меня — как человека поющего — это трогает невероятно!