Подписка на новости

    Архив рассылки

    Ольга Любимова «Умное сердце»: интервью Юлии Зиганшиной газете «Аргументы и факты» (Регион), 26 февраля 2014 года.

    26 февраля 2014

    Интервью


    Умное сердце
    Юлия Зиганшина об агрессии, чувстве меры и истории России
    «Наша жизнь всё больше напоминает спорт, — говорит певица Юлия ЗИГАНШИНА. — Чтобы оставаться на плаву, надо быть конкурентоспособными — в бизнесе, в искусстве. Исполнители хотят поразить зрителя голосом, эффектностью поведения. Проявление глубоких чувств встречается редко».
    Юлия Зиганшина поёт с пяти лет, но началом своей карьеры считает 1998 год, когда случилась «Романсиада» — конкурс, давший ей «путёвку в жизнь». Сегодня певица выступает в родной Казани, в Москве, других крупных российских городах, за границей. На её концертах звучат бардовские песни, мировые хиты, песни ретро. Однако сама Юлия считает себя в первую очередь исполнительницей романсов.
    «В романсе главное — чувство меры, — объясняет выбор певица. — А с эти чувством, как известно, больше всего проблем, причём не только в музыке».
    Быстрее, выше, сильнее
    — Юлия, почему романс сегодня называют женским жанром?
    — Мужчин-исполнителей романсов на сцене, наверное, столько же, сколько и женщин. А в зале действительно женщин больше. Может быть, потому что они, в отличие от мужчин, менее закрыты, не боятся проявлять свои чувства. Современные люди вообще скупы на эмоции.
    В наше время искусство очень часто похоже на соревнование: кто выше, дальше, быстрее.
    Но это прерогатива спорта, где первенство и является сутью. Всегда найдётся тот, кто сыграет быстрее тебя и споёт громче. И так как выиграть невозможно — у «спортсменов от искусства» возникает неудовлетворённость и даже, мне кажется, агрессия.
    Сейчас на сцене очень много агрессии. Причём во всех жанрах — от классики до шоу-бизнеса.
    Возможно, люди в прошлом были более сентиментальны. Но пока человек остаётся человеком, ему всегда будут свойственны чувства. Будет необходимость получать эти эмоции и необходимость их отдавать. Романс будет актуален до тех пор, пока человек остаётся человеком.

    — Вы как-то сказали: у вас роду все женщины сильные, даже чересчур. Вот и после вашей свадьбы не вы поехали к мужу-москвичу, он переехал в Казань.
    — Алексей с 1996 г. живёт в Казани. Мы познакомились, когда я играла в казанской группе «Уленшпигель», а Алексей был другом музыкантов.
    Конечно, в Москве другие возможности, и мы могли бы работать там. Но поняли, что нам по духу ближе Казань. И творческих возможностей здесь, как ни странно, больше. У меня прекрасные музыканты, студия звукозаписи, где я могу работать без ограничений, есть возможность сотрудничать с оркестром. В Москве всё это гораздо сложнее, без денег вообще ничего невозможно сделать. А в Казани ещё остались какие-то человеческие отношения.

    Песни о России
    — Скоро 8 Марта. Расскажите о самом необычном подарке, который преподнёс вам в этот праздник муж?
    — Муж, конечно, поздравляет меня с 8 Марта. Но в нашей семье подарки не зависят от праздников и дат. Мне очень нравится, когда муж делает, например, новый перевод для моей программы мировых хитов, которые я исполняю на русском языке. Для меня это праздник. Такие творческие подарки радуют больше, чем материальные, потому что я понимаю: он вложил в него душу, и никто это сделает так, как он. Это случается не по определённым датам, а по вдохновению, по велению души. Ну, а если говорить о материальных вещах, то я сама знаю, что именно мне нужно, и сама себе это покупаю.
    Для меня вообще существует только один настоящий праздник — День Победы. Не хочется громких слов, но то, что сделал наш народ в то время, вопреки всем трудностям, для меня до сих пор загадка.
    Несколько лет назад в Польше вышел мой альбом «Негромкие песни Великой войны». Иногда говорят, что полякам не очень-то нравится эта тема. Ничего подобного! Они любят и «Тёмную ночь», и «Землянку» и другие наши военные песни.
    В «Давай закурим!» есть такие строчки «Помнишь, как на Запад шли по Украине? Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать». Но ведь эта песня была написана в сентябре 1941 г., когда наши войска шли на Восток, отступали. Это какой же силой нужно обладать, чтобы такие пророческие слова сказать?
    Песня «Землянка» во время войны была запрещена властями, считалась упаднической. И всё же она попала на фронт, её любили солдаты. Они говорили: «Пусть напишут для начальства, что до смерти 485 английских миль, мы-то знаем, что до неё — четыре шага».
    — Вы преподаёте русскую песню иностранным студентам КФУ. Этому факультативу уже 20 лет. В чём секрет популярности?
    — Мои студенты не музыканты. Они приехали в Казань учиться на разных факультетах, им нужно выучить русский язык. Многие ещё до начала занятий знают «Катюшу», «Подмосковные вечера», «Ой мороз, мороз», «Калинку», песни «Кино», «Любэ». Я показываю студентам «Туган тел», другие песни, которые они хотят выучить. Но отзываюсь не на все просьбы, мы изучаем только то, что проверено временем, является частью культуры.
    Изучая песни, мы говорим о России. На мой взгляд, это очень правильный ход: через песни можно не только быстрее выучить язык, но и всю историю страны рассказать. Мои ученики уезжают с новым знанием о России и несут это знание дальше.

    Ритм — молодец
    — Вы выступаете за рубежом, пели на бардовском фестивале в США. Чем отличается Россия от других стран?
    — Америка подарила мне новое ощущение себя. В Нью-Йорке меня поразили даже не сами небоскрёбы, а то, что они построены таким образом, что совсем не давят на людей. Сосуществуют с людьми на абсолютно равных правах. «Ты не маленький, ты большой, как этот небоскрёб», — почему-то в Нью-Йорке возникает такое ощущение. Это вселяет какую-то другую уверенность, какой нет у нас.
    В России вера в авось была, есть, будет всегда. Конечно, здесь есть свои минусы, но в этом и наша сила. В Германии, например, не может ничего случиться ни хорошего, ни плохого, если это не включено в расписание общества, социума. А у нас есть ощущение непредсказуемости, это «а вдруг…», надежда на чудо — не к празднику, как в Америке к Рождеству, а постоянно.

    — Что, на ваш взгляд, необходимо, чтобы быть счастливым?
    — Один хороший музыкант сказал: «Нота — дура, ритм — молодец», и я с ним согласна. Каждый человек должен найти свой ритм, мелодию жизни, и им следовать.
    Ритм — это сердце, а песня — сердце человека. Человек может быть белым, чёрным, не дай бог, без руки, без глаза, но пока бьётся в нём сердце, он жив. Важно это ощущение ритма жизни, и чтобы стучало в унисон сердце того, кто рядом… Думаю, сочетания всего этого достаточно для гармонии и счастья.
    Ольга ЛЮБИМОВА
    Фото из архива Ю. Зиганшиной
    Досье
    Юлия ЗИГАНШИНА родилась в Казани в 1970 г., закончила Казанское музучилище по классу виолончели и факультет журналистики КГУ. Лауреат международного конкурса «Романсиада», Грушинского фестиваля. Муж — Алексей Гомазков, музыкант, поэт, переводчик, есть дочь.
    Ольга Любимова