Обновления сайта

    21 октября 2019

    На странице «Герои моего романса», посвящённой Тамаре Церетели появилось новое видео — рассказ Юлии Зиганшиной о жизни и творчестве Тамары Семёновны,

    Архив обновлений


    Подписка на новости

    Архив рассылки

    Публикации в прессе о Юлии Зиганшиной: Интервью

    Интервью Татар-информ.

    23 октября 2017

    Интервью


    ЮЛИЯ ЗИГАНШИНА: «Я ВОЛЬНА ДЕЛАТЬ ТО, ЧТО Я ХОЧУ, И В ЭТОМ МОЕ ТВОРЧЕСКОЕ СЧАСТЬЕ»
    19 Октября 2017
    Фото: Рамиль Гали
    Автор материала: Оксана Романова

    В Казани в Татарской государственной филармонии им. Г. Тукая состоялся первый сольный концерт Юлии Зиганшиной с оркестром народных инструментов РТ под руководством Анатолия Шутикова. Как призналась исполнительница, концерт для нее был более волнующим, чем обычно, потому что, наконец, сбылась мечта, о которой она грезила в течение 19 лет.

    В интервью корреспонденту ИА «Татар-информ» Юлия Зиганшина рассказала подробнее об изюминке премьерной программы и новых творческих планах.
    — Зрители давно знают и любят вас и ваше творчество. Но в каждом концерте всегда есть своя изюминка…
    — Сам по себе этот концерт — главная изюминка для меня самой. Оркестр народных инструментов Анатолия Ивановича (А. И. Шутиков, художественный руководитель и дирижер ГОНИ РТ — прим. ред.) я знаю и люблю очень давно, и мы даже много лет сотрудничаем, встречаемся на сцене. Первое наше совместное выступление было в 98-м году — в прошлом веке! Тогда это было 4 — 5 песен в большом сборном концерте. Но сейчас — в первый раз — совместный большой концерт. Для меня это — и этап, и счастье, и удача, и творческая вершина, поэтому я сама с большим трепетом и нетерпением ждала этого концерта.

    — Какие песни вошли в программу вечера?
    — Это концерт в рамках абонемента «Романтика романса», но программа его более разнообразна: первое отделение покажет грани романса (будут и салонные романсы, и романсы классические, и народные, и современные, и романсы из кинофильмов), а во втором — песни ретро, небольшая страничка зарубежной эстрады и советские песни. И даже будет моя личная премьера песни, которую я еще не исполняла. Это песня Александры Пахмутовой на стихи Добронравова «Да разве сердце позабудет». Концерт составлен из музыки прошлого: что-то написано во второй половине ХХ века, а что-то и в середине XIX. Это та музыка, что выдержала испытания временем: проверенное и качественное ретро, которое останется на века; великие композиторы и великие поэты, чьи песни петь и слушать необходимо, чтобы чувствовать себя человеком.
    — Но ведь у вас уже был опыт выступления с другими оркестрами. Расскажите об этом.
    — Да, я сотрудничала с оркестром La Primavera Рустема Абязова (у нас есть романсовая программа и программа военных песен), был опыт выступления с оркестров народных инструментов имени Шаляпина в городе Кирове и с духовым оркестром.
    — Действительно ли труднее выступать с оркестром, чем сольно?
    — И труднее, и ответственнее, безусловно. Вдохновение увеличивается на то количество людей, которые находятся на сцене, это дает большую радость и большой полет. В концерте «Звезды и в сердце моем» вместе с оркестром Анатолия Шутикова принимает участие и мой пианист Максим Мулин, с которым мы выступаем уже много лет.
    Когда вокруг столько прекрасных музыкантов, каждому хочется сделать все максимально возможное. Это очень ответственно, очень непросто, но тем интереснее. Для меня это более волнующий момент, чем обычно, потому что сбывается мечта. И я хочу, чтобы она сбылась по-настоящему, ведь это была большая мечта с того самого момента, когда я впервые вышла на сцену с этим оркестром 19 лет назад. В этом моя личная сложность и ответственность.

    — Какие еще концерты предстоят вам в этом сезоне в филармонии?
    — 21 февраля будет концерт «Мировые хиты» в переводах на русский язык Алексея Гомазкова. В нашем вечере с оркестром народных инструментов, кстати, звучат два перевода из этой программы. Так что зритель имеет возможность в стенах филармонии услышать разные программы. Филармония работает в этом смысле очень разнопланово. На все вкусы, на все зрительские претензии есть ответ — и джаз, и классика, и народная музыка, и романсы — отражен весь классический музыкальный спектр. Вообще мне кажется, что наша филармония сейчас — одна из лучших концертных организаций в стране.
    — А в целом ваш гастрольный график 2017–2018 каков?
    — Планов много. Недавно вернулась из Волгограда, скоро будут Тюмень, Москва, Пущино, есть и более далекие зарубежные планы. Кроме того, сейчас я затеяла новый проект, который мне очень нравится. Это цикл концертов «Герои моего романса». Он проходит в музее Боратынского. Каждый концерт посвящен либо поэту, либо композитору, либо великому исполнителю прошлого. Так в сентябре прошел концерт, посвященный Клавдии Шульженко. Следующий — 22 ноября будет посвящен Александру Алябьеву.
    В скором времени у меня состоится и интересный творческий поворот: в Москве будет концерт, одно отделение которого я буду петь под баян. Я встретилась с прекрасным баянистом, чудесным музыкантом Андреем Ковалевым и очень хочу с ним спеть эту программу. Это будут народные песни и а-ля народные песни, то есть советское ретро, написанные в народном стиле.

    Следующая программа готовится с прекрасным тромбонистом из Москвы Дмитрием Толпеговым, которого, кстати, мы привезем в феврале сюда, на концерт в филармонию. Это удивительный музыкант, композитор, великолепно владеющий своим инструментом. Он играет во всех стилях и направлениях, любым звуком — он звучит, как труба, как саксофон, как патефон, как целый духовой оркестр.
    Кроме того, в БКЗ в начале января с моим участием планируется новогодняя сказка. Правда, не для детей, а для взрослых, — «Золушка», в роли которой я и буду выступать. В череде новогодних концертов для детей один концерт решили сделать именно для взрослых — с песнями более взрослыми, с текстом, чтобы и детям, и взрослым было интересно. И настроение решили создать не утренне-новогоднее, а празднично-вечерне-новогоднее. В концерте примут участие также Лада Лабзина, Рустем Галич, Максим Мулин, и другие.
    26 декабря новогодне-рождественская программа будет представлена в Москве.

    — В начале нашего интервью вы сказали, что исполняемые вами песни — это та музыка, которую необходимо петь и слушать, чтобы чувствовать себя человеком. Вне концертов вы действительно слушаете только такую музыку?
    — Нет, конечно! Профессионально я больше люблю даже не слушать, а искать и находить ноты, копаться в них. А так мои пристрастия очень широкие: и классическая музыка, и рок-музыка, правда, уже ретро, советская эстрада и джаз. Признаю: я слушаю мало современной музыки, она интересует меня меньше. Но, может быть, я не права, может быть ее и надо слушать… Кстати, сейчас я еще готовлю программу старинной зарубежной музыки и русской музыки XIX века. Словом, я вольна делать то, что я хочу и в этом мое творческое счастье!

    Интервью Наталии Федоровой с Юлией Зиганшиной в «Русской планете».

    11 января 2016

    Интервью


    http://rusplt.ru/society/diapazon-chuvstv-20683.html

    Диапазон чувствКартина Русский Романс. Художник Олег Маслов

    Картина «Русский Романс». Художник Олег Маслов


    Певица Юлия Зиганшина о том, почему романс самый сложный жанр

    Наиболее известной певицей из Казани в мире без преувеличения можно назвать Юлию Зиганшину, исполнительницу старинных и современных русских романсов, отечественных и зарубежных песен, заслуженную артистку Татарстана. Она уже много лет занимается развитием и поддержкой такого уникального жанра как «русский романс», посещая с концертами различные уголки планеты и содержа в родном городе салон «Казанский романс». «Русская планета» побеседовала с певицей о том, какие изменения претерпел жанр за последние несколько веков, и что он может дать современному человеку.

    — Юлия, как на протяжении своей истории изменялся русский романс?

    — Романс пришел в Россию в конце XVIII века из Испании, где уличные музыканты начали петь не на латыни и не о любви к Богу, а на своем родном романском языке и о любви к женщине. В нашей стране романс лег на благодатную почву, общество испытывало необходимость в сентиментальных личных переживаниях. Романсы попали в надежные руки великих поэтов и композиторов Золотого века — это Пушкин, Глинка, Лермонтов, Даргомыжский. Следующий всплеск — рубеж XIX–XX веков, тогда рождается салонный бытовой романс. Интересно, что в этот период романсы, за некоторым исключением, пишутся на стихи полупрофессиональных поэтов. Высокая поэзия Серебряного века опередила свое время, она подчас была непонятна обывателю. А романс — это жанр человечный, земной во всех смыслах этого слова. На стихи Серебряного века романсы начали писать в конце XX века. И важную роль в истории романса этого времени сыграл кинематограф. В 1920-х годах правительством было решено, что романс — жанр чуждый, буржуазный, исполнять его и писать было опасно для жизни. И в массы он вернулся лишь вместе с поэзией Серебряного века через такие фильмы, как «Ирония судьбы», «Жестокий романс».

    — А что стало с романсом с точки зрения сюжетов, диапазона выражаемых им чувств?

    — Музыкально, интонационно, конечно, что-то меняется. Развивается человеческое мышление, расширяется словарный запас. Мы стали думать сложнее, хотя это не всегда надо. Романсы сегодня часто исполняют под оркестры, раньше в основном гитара, рояль. Диапазон чувств в романсе — от категорической ненависти до глубокой любви. Причем, речь идет о любви земной во всех ее нюансах — ожидание любви, любовь как воспоминание, яркое или печальное, любовь в процессе.

    — Каким же чувственным опытом и какой техникой должен обладать исполнитель романса?

    — Все жанры требуют труда и работы от исполнителя. Но я уверена, что романс — самый сложный жанр при своей видимой простоте. До сих пор существует мнение, что романс — это побрякушка, которая легка в исполнении. Многие драматические, оперные артисты и джазисты думают, что петь романс очень просто: «Если я оперу пою, неужели романс не спою?» А вот не споешь! Настоящих романсовых певцов катастрофически мало.

    Поясню. Опера, на мой взгляд, это вокал. Джаз — это свобода. Авторская песня — это текст. Фольклор — это состояние. Рок-музыка — это ритм. Поп-музыка — это шоу и экстерьер. А вот романс — это чувство меры. А с этим чувством, как известно, самая большая напряженка не только в музыке. В романсе тоже необходим вокал, причем грамотный, поставленный, однако, если его слишком много, то, как правило, пропадает текст. Когда вокала мало — это тоже плохо, потому что романс — все-таки вокальный жанр, без вокала получается самодеятельность. Текста тоже должно быть в меру: мало нельзя: романс — это драматическое произведение, и много нельзя — есть опасность уйти в авторскую песню.
    Состояние — обязательно, но ровно настолько, чтобы за три, а то и за два куплета успеть погрузиться в произведение самому, погрузить слушателя, и выйти оттуда вместе — впечатленными, одухотворенными. Шоу и экстерьер — необходимы. Концертный костюм, да не простой, а соответствующий — неотъемлемая часть романсовой программы. Шоу, а лучше сказать — минитеатр — основа романсового концерта, только опять-таки в меру, чтобы зрелище не затмило сам романс; ведь романс — жанр хрупкий, легко ранимый, а «интерьер» в нем не менее важен, чем экстерьер.

    Русский романс — это бренд, он уникален, считает Юлия Зиганшина

    Что касается личного опыта, он как раз не обязателен. Певец должен быть наблюдательным и обладать воображением, уметь возбудить чувства — из своей прошлой, настоящей и воображаемой жизни, из памяти предков и так далее. Это называется память сердца.

    — Каков сегодня поклонник романса?

    — Это человек, как раз обладающий жизненным опытом. Конечно, в основном это люди, которым за… За сколько? Сложно сказать. Я пела романсы на детскую аудиторию, и дети с интересом слушали. Кто не влюблялся в первом классе, не испытывал чувства в седьмом? Опыт, неподвластный годам, который можно обрести и в 7, и в 25, и в 70. Есть человек, который всю жизнь прожил и ничего не понял. Слушатели принадлежат к разным социальным слоям. На концертах бывает больше женщин: я думаю, потому что они не боятся проявлять свои чувства, у мужчин принято быть сдержанными.

    — Что дает современному человеку романс?

    — Возможность почувствовать себя человеком, вспомнить о своих чувствах. Многие люди говорят, что романс лечит их душу. Что это за лечение? Снимается напряжение, приходят в гармонию чувства и мысли, очищается сердце.

    — Как встречают русский романс в мире?

    — Я часто выступаю за границей — причем не только для русского зрителя, но и для иностранцев. Например, недавно вернулась из Италии, был концерт в Парме для итальянской аудитории, там мы работали с переводчицами русской литературы: перед каждым романсом я немного рассказывала о самом романсе, передавала его краткое содержание, чтобы зрителям было понятно, куда направить свои чувства. И это работает.

    Русский романс — это бренд. Он уникален. Аналогии такому жанру нигде не найти. Все, что поется под гитару за границей, больше похоже на авторскую песню, нежели на романс. Жанра бытового салонного романса ни в какой другой стране не встретишь. Однако, как у нас часто бывает, к своему родному относимся скверно.

    — В романсе важна преемственность?

    — Сейчас есть целый ряд певцов, которые взяли манеру исполнителей начала XX века и радостно на ней сидят. Я считаю, что это недопустимо. Когда мне говорят, что это один в один Вертинский или Пиаф, то я отвечаю, что лучше послушаю оригинал. Певцы, которые копируют, достигают определенного успеха, у них есть поклонники, но им надо не свежих переживаний, а прошлого, воспоминаний, антиквариата.

    Есть обратная сторона вопроса — полное отрицание того, что было сделано до тебя. Как говорится, ничего святого. И опять-таки, зрителя можно привлечь подобным «новаторством», но, увы, ненадолго, потому что это говорит скорее о глупости артиста, нежели об оригинальности: не беря во внимание накопленный веками опыт, он выказывает либо необразованность, либо лень. Тут вновь возникает вопрос о великом чувстве меры — где та грань, чтобы не впасть в копирование, но и не уйти от источника? И тут важно найти ориентиры.

    — Почему вы в своей жизни остановили выбор именно на романсе?

    — Профессионально все началось, когда я стала лауреатом конкурса «Романсиада» 1998 года. Но мне задолго до этого был интересен этот жанр, в ранней молодости я пыталась петь романсы, но никак не могла выучить слова наизусть — я в них не видела смысла. Меня привлекали романсы мелодикой, какой-то томной тоской, которая, конечно, была мне знакома, но понять — о чем они — я не могла. И вдруг — фильм «Жестокий романс»! Точное попадание в меня невероятным сочетанием слов, мелодии, гитар, тональностей, соответствия моему состоянию, современности звучания при общем антураже XIX века! И главное — голос! Голос, где на первом плане стоял текст и переживание. Даже нельзя сказать, что поразил меня именно голос: у настоящих романсовых певцов не бывает голоса в чистом виде — это всегда сочетание звука, слова, смысла и чувства. Потом была куплена виниловая пластинка, заслушанная до спотыканий и царапин. И странное дело — через какое-то время через современные романсы, которые звучали в фильме, пришло понимание и осознание того, что делается и в старинных романсах — они приобрели смысл, нашлись в них и логика, и развитие, и идея!

    Концерт Юлии Зиганшиной в Парме. Автор Rocco Rosignoli

    22 декабря 2015

    Интервью, Статьи


    http://www.rossoparma.com/index.php?option=com_content&view=article&id=8821&catid=26&Itemid=137

    Creato Venerdì, 18 Dicembre 2015 05:03
    Scritto da Rocco Rosignoli


    Julija Ziganshina alla chitarraIeri sera ho avuto la fortuna di assistere a un evento privato veramente unico. Passava da Parma la cantrice russa Julija Ziganshina (www.ziganshina.ru), diretta a Sanremo per una serata organizzata dal Club Tenco dedicata alla canzone al femminile, in memoria di Bianca D’Aponte.

    Nel suo transito in Italia si è fermata a Parma per un seminario sulla romanza russa, dedicato agli studenti dell’Università. A organizzarlo sono state la professoressa Maria Candida Ghidini, docente di letteratura russa, e la professoressa Giulia De Florio, con il fondamentale aiuto del dottor Luigi Raffaini.
    Julija Ziganshina è una grande interprete del genere della romanza. In Russia la romanza arriva nel diciassettesimo secolo, pescando a piene mani dal lavoro dei bardi e trovatori spagnoli che nel medioevo per primi affrontarono temi amorosi (e non sacri) in lingua volgare.

    La sua evoluzione è parallela a quella della romanza zigana, da cui quella russa attinge per trovare forza e passionalità — mentre al contrario la romanza zigana prende da quella russa sfumature di delicatezza.
    Julija Ziganshina svolge da anni un lavoro di recupero sugli antichi testi, in collaborazione col marito, Alexej Gomazkov, poeta con all’attivo centinaia di traduzioni.
    Ieri sera la cantante ha voluto donare al suo pubblico un repertorio di tradizione colta. Un breve concerto diviso in tre parti: la prima su romanza classica e romanza zigana, la seconda sulle canzoni russe famose nel mondo, la terza sulle canzoni famose nel mondo tradotte in russo. La romanza russa ha una storia di 200 anni, e Julija Ziganshina ieri sera ne ha toccato varie pagine. In Russia infatti questo genere musicale arriva alla fine del '700, assumendo la fisionomia di una canzone dedicata all’amore passionale. Un amore forte, il racconto della sua attesa, o del suo ricordo. Un amore spesso infelice.
    Julija Ziganshina si è esibita da sola, voce e chitarra classica. La sua tecnica chitarristica è molto buona e di derivazione colta, la sua vocalità ampia e ricca di sfumature naturali e soluzioni tecniche. Forse l’unica nota negativa nell’esibizione è proprio la freddezza di un’esecuzione perfetta, che in ogni modo non ha inficiato la partecipazione emotiva dei presenti.
    La sede intima dell’evento ha favorito l’esibizione, permettendo alla Ziganshina di cantare completamente in acustico, senza il filtro dell’amplificazione. Un evento fortemente coinvolgente e a cui sono veramente molto contento di aver potuto assistere, e di poterlo documentare per Rosso Parma. Naturalmente ne ho approfittato per fare a Julija un paio di domande.

    Cosa credi che la canzone come arte possa dire dell’identità di un popolo?
    «Non posso parlare della canzone in generale, ma solo delle canzoni del popolo russo, e in particolare della romanza. Credo che sia un genere che non morirà mai: è un genere molto umano, che si basa molto su sentimenti immortali. Nella romanza non c'è alcuna formalità, non c'è retorica. È un genere molto concreto e pragmatico, con un linguaggio vicino al parlato: finché l’uomo resterà uomo, e quindi avrà la necessità di parlare con altri uomini, la romanza continuerà a vivere.»

    Per noi in Italia, paese molto piccolo ma in cui si mescolano molte tradizioni, è molto difficile immaginare come sia vivere in un paese grande come la Russia. Me lo vorresti raccontare?
    «La questione non si basa sulle dimensioni. Quelle generano solo grandi distanze. Quando sono qui in Italia vedo persone che anche all’interno della stessa città, o in città vicine, hanno tradizioni e idee molto differenti. L’unica differenza che deriva dalle distanze è il tempo che perdi nel percorrerle. Ciò che rende unita la Russia è la lingua, per il resto non c'è alcuna differenza, e non è nelle dimensioni che vanno cercate le nostre peculiarità.»

    «Sono molto contenta di cantare in Italia," aggiunge a fine intervista. «Credo che succeda ai cantanti in tutto il mondo, ma per me è vero: qui l’aria è diversa, c'è qualcosa che non c'è nel resto del mondo. Aver respirato quest’aria credo che mi dia nuovo ossigeno per poter cantare ancora a casa mia.»
    Di certo, una ventata di ossigeno questa grande interprete l’ha portata a me, e a tutti i fortunati che hanno potuto assistere a questo evento veramente unico. Che speriamo si possa presto ripetere per un pubblico più ampio.


    Пока для тех, кто читает по-итальянски. Чуть позже будет опубликован перевод данного материала.

    Интервью Эльмиры Галеевой и Юлии Зиганшиной турецкому журналу «Роксолана»

    19 июля 2015

    Интервью


    Интервью Эльмиры Галеевой и Юлии Зиганшиной турецкому журналу «Роксолана»:
    http://roxolana.net/в-турцию-в-терцию-эльмира-галеева-и-ю/

    Новое интервью газете «Вечерняя Казань»!

    19 марта 2015

    Интервью


    http://www.evening-kazan.ru/articles/yuliya-ziganshina-detskiy-golos-opasnyy-proekt.html

    ЮЛИЯ ЗИГАНШИНА: «ДЕТСКИЙ „ГОЛОС“ — ОПАСНЫЙ ПРОЕКТ»
    19.03.15 07:20
    Айсылу КАДЫРОВА
    Юлия Зиганшина:<nobr>Детский Голос - опасный проект</nobr>
    Казанскую певицу Юлию Зиганшину пригласили в международный проект, посвященный памяти Бьянки д’Апонте (Bianca d’Aponte) — молодой итальянской певицы, которая за несколько месяцев до выхода своего первого альбома неожиданно умерла. Друзья Бьянки хотят, чтобы песни из этого альбома специально для нового диска исполнили артисты из разных стран: Новой Зеландии, Испании, Чехии, Португалии…
    Проект продюсирует Серджио Секондиано Сакки — организатор самой престижной в Италии премии в области авторской музыки Rassegna Tenco.
    — Я не была знакома с Бьянкой, — говорит Юлия. — Трагическая история ее жизни произвела на меня впечатление, и, когда мне предложили исполнить ее композицию для голоса, виолончели и бас-гитары «Песочные часы», я согласилась. На русский язык песню перевел мой муж Алексей Гомазков, я ее уже выучила. Партии виолончели и бас-гитары тоже выучила: решила, что на записи сама себе буду аккомпанировать.
    — Как вы относитесь к мнению, что вот уже на протяжении двадцати лет вы самая известная за пределами нашего города казанская певица?
    — Иногда удивляюсь, что меня знают. А иногда удивляюсь, что не знают. Недавно моей дочке дали задание в школе: написать на английском языке сочинение про известного человека. Соня написала про меня. И учительница ее отругала. Я считаю это педагогической ошибкой… Честно говоря, я не очень озадачиваюсь по поводу своей известности. Если считать синонимом известности востребованность, то я известная.
    — Когда и где ближайший концерт?
    — Второго апреля в Москве в Центральном доме журналиста я дам концерт-посвящение юбилярам 2015 года. У многих моих музыкантов в этом году юбилеи: у мужа, мне самой исполнится 45. В честь этого я буду петь сочинения композиторов-юбиляров — от Иоганна Себастьяна Баха до Юрия Антонова.
    — Вы поете Баха?!
    — Когда-то замечательная пианистка Маргарита Коварская подарила мне сборник Баха «Десять песен: из Книги напевов Шемелли». Впервые некоторые из этих песен я исполнила в декабре в Казани — под орган, на котором играла Лада Лабзина, в Большом концертном зале имени Сайдашева.
    — Юля, вы по-прежнему не хотите переезжать в Москву?
    — Все больше думаю о переезде. В Москве у меня так много концертов, что я езжу туда на поезде — как некоторые люди на трамвае на работу ездят. Все чаще возникают ситуации, когда логичнее и удобнее оставаться ночевать в Москве. Родители мужа к тому же там живут.
    — Согласны ли вы с утверждением, что самый мощный инструмент для популяризации артиста — телевидение?
    — Чтобы запомниться телезрителям, нужно часто на экране мелькать, один-два раза недостаточно. Даже в узкоспециализированных передачах — в «Романтике романса», например, — нужно появиться больше пяти раз, чтобы поклонники жанра тебя запомнили.
    — А в этой передаче не только романсы поют.
    — Мне очень жалко и обидно, что на нашем телевидении нет романсовой программы. Оно следует западным традициям, а романс — это ведь наш русский, российский бренд, никто не берется его раскручивать. Надо сказать, что сегодня большая редкость и концерты романсов. Я и сама их даю нечасто. Это надо исправлять.
    — На концерты романсов, наверное, ходят одни старушки?
    — Скажу так: мужчины практически не ходят. Ходят женщины разного возраста. Понимаете, романс подразумевает чувственный опыт, который может появиться у человека в 18 лет, а может не появиться и в 60. Если у человека есть такой опыт, романс ему будет близок и понятен. Но очень многое зависит от исполнителя. Я убеждена: романс — самый сложный жанр. Он требует от исполнителя чувства меры во всем.
    — Если бы вы участвовали в шоу «Голос», пели бы на слепых прослушиваниях романс?
    — Нет. Там нужен голос без нюансов. Там ценят громкость, силу. Напор. Я и без романсов для этого проекта не гожусь. Кстати, телепроект «Главная сцена» мне нравится больше. Я очень надеюсь, что в нем победят наши земляки из Jukebox trio. Я считаю, что они великие артисты, причем я так считала, когда они только начинали в Казани. В них нет ни грамма пошлости, вульгарности. Когда они поют, сразу чувствуется багаж: видно, что за свою короткую еще жизнь они изучили огромное количество великой музыки. Я всей душой желаю им всемирной славы!
    — А детский «Голос» вы смотрите?
    — Нет. Я считаю этот проект опасным. Он может навсегда разбить сердце ребенку-конкурсанту. При этом он не способен решить его вокальных проблем: вокальные проблемы решаются не в детстве — позже. На детском «Голосе» и у победителя, и у побежденного вокальная карьера может оказаться очень короткой. Конечно, чем меньше певцов, тем лучше. Но не таким же способом уменьшать их количество. Кстати, в мое время конкурсов не было. Для моей романсовой натуры это хорошо (в романсе нельзя допускать агрессии), а для артистической — не очень.
    — Но в конце девяностых вы стали лауреатом Московского международного конкурса исполнителей русского романса. Вместе с Николаем Басковым, если правильно помню. Вы поддерживаете отношения?
    — Коля стал лауреатом в 1997 году, а я в 1998-м. Я очень хорошо к нему отношусь. Басков никогда меня не раздражал. Талантливый. Неглупый. Не может глупый человек сказать: «Юля, чем лучше я пою, тем глупее становлюсь!»…

    Ольга Любимова «Умное сердце»: интервью Юлии Зиганшиной газете «Аргументы и факты» (Регион), 26 февраля 2014 года.

    26 февраля 2014

    Интервью


    Умное сердце
    Юлия Зиганшина об агрессии, чувстве меры и истории России
    «Наша жизнь всё больше напоминает спорт, — говорит певица Юлия ЗИГАНШИНА. — Чтобы оставаться на плаву, надо быть конкурентоспособными — в бизнесе, в искусстве. Исполнители хотят поразить зрителя голосом, эффектностью поведения. Проявление глубоких чувств встречается редко».
    Юлия Зиганшина поёт с пяти лет, но началом своей карьеры считает 1998 год, когда случилась «Романсиада» — конкурс, давший ей «путёвку в жизнь». Сегодня певица выступает в родной Казани, в Москве, других крупных российских городах, за границей. На её концертах звучат бардовские песни, мировые хиты, песни ретро. Однако сама Юлия считает себя в первую очередь исполнительницей романсов.
    «В романсе главное — чувство меры, — объясняет выбор певица. — А с эти чувством, как известно, больше всего проблем, причём не только в музыке».
    Быстрее, выше, сильнее
    — Юлия, почему романс сегодня называют женским жанром?
    — Мужчин-исполнителей романсов на сцене, наверное, столько же, сколько и женщин. А в зале действительно женщин больше. Может быть, потому что они, в отличие от мужчин, менее закрыты, не боятся проявлять свои чувства. Современные люди вообще скупы на эмоции.
    В наше время искусство очень часто похоже на соревнование: кто выше, дальше, быстрее.
    Но это прерогатива спорта, где первенство и является сутью. Всегда найдётся тот, кто сыграет быстрее тебя и споёт громче. И так как выиграть невозможно — у «спортсменов от искусства» возникает неудовлетворённость и даже, мне кажется, агрессия.
    Сейчас на сцене очень много агрессии. Причём во всех жанрах — от классики до шоу-бизнеса.
    Возможно, люди в прошлом были более сентиментальны. Но пока человек остаётся человеком, ему всегда будут свойственны чувства. Будет необходимость получать эти эмоции и необходимость их отдавать. Романс будет актуален до тех пор, пока человек остаётся человеком.

    — Вы как-то сказали: у вас роду все женщины сильные, даже чересчур. Вот и после вашей свадьбы не вы поехали к мужу-москвичу, он переехал в Казань.
    — Алексей с 1996 г. живёт в Казани. Мы познакомились, когда я играла в казанской группе «Уленшпигель», а Алексей был другом музыкантов.
    Конечно, в Москве другие возможности, и мы могли бы работать там. Но поняли, что нам по духу ближе Казань. И творческих возможностей здесь, как ни странно, больше. У меня прекрасные музыканты, студия звукозаписи, где я могу работать без ограничений, есть возможность сотрудничать с оркестром. В Москве всё это гораздо сложнее, без денег вообще ничего невозможно сделать. А в Казани ещё остались какие-то человеческие отношения.

    Песни о России
    — Скоро 8 Марта. Расскажите о самом необычном подарке, который преподнёс вам в этот праздник муж?
    — Муж, конечно, поздравляет меня с 8 Марта. Но в нашей семье подарки не зависят от праздников и дат. Мне очень нравится, когда муж делает, например, новый перевод для моей программы мировых хитов, которые я исполняю на русском языке. Для меня это праздник. Такие творческие подарки радуют больше, чем материальные, потому что я понимаю: он вложил в него душу, и никто это сделает так, как он. Это случается не по определённым датам, а по вдохновению, по велению души. Ну, а если говорить о материальных вещах, то я сама знаю, что именно мне нужно, и сама себе это покупаю.
    Для меня вообще существует только один настоящий праздник — День Победы. Не хочется громких слов, но то, что сделал наш народ в то время, вопреки всем трудностям, для меня до сих пор загадка.
    Несколько лет назад в Польше вышел мой альбом «Негромкие песни Великой войны». Иногда говорят, что полякам не очень-то нравится эта тема. Ничего подобного! Они любят и «Тёмную ночь», и «Землянку» и другие наши военные песни.
    В «Давай закурим!» есть такие строчки «Помнишь, как на Запад шли по Украине? Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать». Но ведь эта песня была написана в сентябре 1941 г., когда наши войска шли на Восток, отступали. Это какой же силой нужно обладать, чтобы такие пророческие слова сказать?
    Песня «Землянка» во время войны была запрещена властями, считалась упаднической. И всё же она попала на фронт, её любили солдаты. Они говорили: «Пусть напишут для начальства, что до смерти 485 английских миль, мы-то знаем, что до неё — четыре шага».
    — Вы преподаёте русскую песню иностранным студентам КФУ. Этому факультативу уже 20 лет. В чём секрет популярности?
    — Мои студенты не музыканты. Они приехали в Казань учиться на разных факультетах, им нужно выучить русский язык. Многие ещё до начала занятий знают «Катюшу», «Подмосковные вечера», «Ой мороз, мороз», «Калинку», песни «Кино», «Любэ». Я показываю студентам «Туган тел», другие песни, которые они хотят выучить. Но отзываюсь не на все просьбы, мы изучаем только то, что проверено временем, является частью культуры.
    Изучая песни, мы говорим о России. На мой взгляд, это очень правильный ход: через песни можно не только быстрее выучить язык, но и всю историю страны рассказать. Мои ученики уезжают с новым знанием о России и несут это знание дальше.

    Ритм — молодец
    — Вы выступаете за рубежом, пели на бардовском фестивале в США. Чем отличается Россия от других стран?
    — Америка подарила мне новое ощущение себя. В Нью-Йорке меня поразили даже не сами небоскрёбы, а то, что они построены таким образом, что совсем не давят на людей. Сосуществуют с людьми на абсолютно равных правах. «Ты не маленький, ты большой, как этот небоскрёб», — почему-то в Нью-Йорке возникает такое ощущение. Это вселяет какую-то другую уверенность, какой нет у нас.
    В России вера в авось была, есть, будет всегда. Конечно, здесь есть свои минусы, но в этом и наша сила. В Германии, например, не может ничего случиться ни хорошего, ни плохого, если это не включено в расписание общества, социума. А у нас есть ощущение непредсказуемости, это «а вдруг…», надежда на чудо — не к празднику, как в Америке к Рождеству, а постоянно.

    — Что, на ваш взгляд, необходимо, чтобы быть счастливым?
    — Один хороший музыкант сказал: «Нота — дура, ритм — молодец», и я с ним согласна. Каждый человек должен найти свой ритм, мелодию жизни, и им следовать.
    Ритм — это сердце, а песня — сердце человека. Человек может быть белым, чёрным, не дай бог, без руки, без глаза, но пока бьётся в нём сердце, он жив. Важно это ощущение ритма жизни, и чтобы стучало в унисон сердце того, кто рядом… Думаю, сочетания всего этого достаточно для гармонии и счастья.
    Ольга ЛЮБИМОВА
    Фото из архива Ю. Зиганшиной
    Досье
    Юлия ЗИГАНШИНА родилась в Казани в 1970 г., закончила Казанское музучилище по классу виолончели и факультет журналистики КГУ. Лауреат международного конкурса «Романсиада», Грушинского фестиваля. Муж — Алексей Гомазков, музыкант, поэт, переводчик, есть дочь.
    Ольга Любимова

    Радиоэфир Юлии Зиганшиной на радио «Эхо Москвы».

    21 января 2013

    радиоэфир, Интервью


    Радиоэфир Юлии Зиганшиной на радио «Эхо Москвы» в программе Нателлы Болтянской «Авторская песня».

    То роковая женщина, то покинутая влюбленная — все это Юлия Зиганшина

    27 марта 2012

    Рецензии, Интервью


    То роковая женщина, то покинутая влюбленная — все это Юлия Зиганшина

    — таким состоянием души упиваются зрители на концертах неподражаемой Юлии Зиганшиной. И новый не стал исключением. Его величество романс в ее исполнении всегда красив и лиричен.
    В концертном зале зеленодольской музыкальной школы Юлию Зиганшину по традиции встречают аплодисментами. «Мы вышли в сад…» — первый романс дал название новому диску певицы. «Не жалею», «Молчание» — эти лирические романсы и песни из репертуара Клавдии Ивановны Шульженко в наши дни звучат нечасто. И тем дороже их исполнение Юлией, потому что каждому произведению ей удается придать особый колорит и обаяние.
    Певица предстает то в образе роковой женщины, то покинутой влюбленной, то неотразимой Челиты. И публика это ценит. Наслаждение от ее пения испытывают люди всех возрастов, именно потому, что чувствуют подлинность переживаний, искренность и теплоту. Когда поет Юлия Зиганшина, в зале царит благоговейная тишина, и отчетливость каждого звука ее голоса, каждой интонации ложатся на душу.
    Ведущий Алексей Гомазков легко общается с залом, непринужденно рассказывает о репертуаре, шутит, поддерживая атмосферу дружеского сотворчества. За роялем — лауреат международных конкурсов Максим Мулин.
    Прочитать полностью

    Tatcenter.ru. Интервью Юлии Зиганшиной

    14 марта 2006

    Интервью


    Мир романса для Юлии Зиганшиной открыл фильм Никиты Михалкова «Жестокий романс». В школьные годы Юлия с подружками пела романсы из фильма, восхищаясь исполнительским мастерством Валентины Пономаревой. А сегодня Валентина Пономарева сама отмечает удивительную манеру пения и задушевность известной казанской певицы Юлии Зиганшиной. «Какое счастье, что жанр этот возрождается. Благодаря таким, как Юлия».

    Юлия Зиганшина: «Я не гожусь для попсы»

    Певица, исполнительница старинных и современных русских романсов, авторских песен, песен «ретро» Юлия Яковлевна Зиганшина родилась и живет в Казани. Окончила Казанское музыкальное училище по классу виолончели, параллельно несколько лет занималась гитарой и вокалом. В 1993 году окончила Казанский государственный университет, факультет журналистики.
    Прочитать полностью